Digital October

WordCamp Moscow 2017 конференция WordCamp Moscow 2017

пятая официальная конференция по WordPress в России

HR&Trainings EXPO конференция HR&Trainings EXPO

Конференция, на которой соберутся сильнейшие представители области управления персоналом

MBLTdev 2017 конференция MBLTdev 2017

ежегодная конференция мобильных разработчиков MBLTdev 2017

«Добрый венчур». Выпуск от 19 июня 2013 года

19 июня 2013

Эксперты выпуска: Кирилл Махаринский (сооснователь Ostrovok.ru), Антон Епифанов (CEO «Левенгук»).

Темы выпуска:

  • Команду стартапа «Островок.ру» покидает треть сотрудников. Чем обусловлено сокращение?
  • Рекомендательная платформа Flocktory привлекла $1.5 млн инвестиций от фонда Digital Venture Partners.
  • Производитель и дистрибьютор оптической техники ОАО «Левенгук» планирует провести вторичное размещение акций (SPO) в секторе «Рынок инноваций и инвестиций» ММВБ.
  • Интернет-магазин детской одежды Lolly Wolly Doodle привлек $20 млн финансирования от венчурного фонда Revolution Growth во главе с сооснователем AOL Стивом Кейсом.
  • Рекордные $130 млн инвестиций для онлайн-магазина Lamoda. На что пойдут привлеченные средства, ставшие уже третьим значительным инвестиционным раундом для компании?
  • Американский производитель электронных сигарет NJOY получил $75 млн инвестиций от нескольких инвесторов.
  • Секретные новости: ЦРУ вложилось в чикагский стартап Narrative Science, разрабатывающий искусственный интеллект.
  • Социальная сеть для ученых ResearchGate привлекла $35 млн в раунде серии С. В числе инвесторов: фонд основателя Microsoft Билла Гейтса, а также фонды Benchmark Capital и Founders Fund.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Здравствуйте!

ДМИТРИЙ РЕПИН: Добрый венчур! Здравствуйте!

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Сегодня мы узнаем, что значит «затянуться» из модного электронного гаджета, чем может заинтересовать венчурного инвестора женщина с 4 детьми, и какие интернет-проекты сегодня привлекают внимание ЦРУ.

Начать программу впору словами из песни «Брат Никотин» Бориса Гребенщикова: «Отженись от меня, пока не поздно, брат Никотин!» По данным The Wall Street Journal,

американский производитель электронных сигарет NJOY получил $75 млн.

NJOY в настоящее время продает свою продукцию почти в 60 тысяч магазинов, торгующими товарами первой необходимости. Предлагает широкий ассортимент заправляемых и одноразовых электронных сигарет. Эти продукты содержат никотин и имеют аромат табака и ментола, не выделяя дым и не оставляя запаха. Штаб-квартира находится в Скотсдейле, штат Аризона.

Лидирующую роль в этой сделке сыграли 2 инвестора: серийный предприниматель Шон Паркер, известный как основатель Napster и первый президент Facebook, и глава Homewood Capital Дуглас Тайтельбаум.

ДМИТРИЙ РЕПИН: Ну и, кстати, в этом раунде участие принял не менее именитый спонсор – основатель Founders Fund Питер Тиль, который в свое время вместе со своим другом и партнером по PayPal Максом Левчиным спродюсировал студенческий фильм про табачную индустрию под названием «Thank you for smoking».

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Дим, знаю, что ты не куришь, а значит, тебе сложно приписать зависимость от никотина. Но тебе явно небезразличны потребительские технологии. Вот как, по-твоему, электронные устройства с батарейками, которые испаряют картридж с никотиносодержащей жидкостью, менее вредны, чем традиционные сигареты?

ДМИТРИЙ РЕПИН: Понятно, что еще никто в долгосрочной перспективе не изучал вред именно электронных сигарет, т.к. понятно, что обычные сигареты – это одна из самых неприятных и вредоносных вещей, которые только существуют на этой планете.

Здесь можно провести параллель с Coca-Cola. В начале прошлого века в напитке содержалось какое-то количество листьев коки, своего рода, возбуждающего средства. А сейчас выяснилось, что основной вред газированных напитков – из-за того, что в них находится слишком много сахара. Поэтому, может быть, какие-то подводные камни в электронных сигаретах и обнаружатся, но навскидку, конечно же, электронные сигареты не содержат тех заведомо вредных канцерогенов, которые есть в сигаретах обычных.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Но мне ближе все натуральное. Свою первую сигарету я попробовала еще в школе. Мне даже понравился сам процесс, но не вкус. Однако со мной согласны не все. На сегодняшний день NJOY – самая популярная марка электронных сигарет в США. Стоит такая одноразовая сигарета от NJOY $7,99. При этом производители уверяют, что время использования одной электронной сигареты соответствует выкуриванию 2 обычных пачек.

NJOY уже успела запустить рекламу своей продукции на телевидении и привлекла к продвижению таких известных музыкантов как Кортни Лав и Бруно Марс.

ДМИТРИЙ РЕПИН: Значит, неплохо, если первая сигарета в подростковом возрасте теперь будет электронной.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: На днях за подписью основателя компании Сержа Фагe в корпоративном блоге тревел-стартапа ostrovok.ru появилось сообщение, что команду проекта покидает треть сотрудников.

ДМИТРИЙ РЕПИН: Напомним, что ostrovok.ru был создан в начале 2011 года. Свой последний раунд инвестиций в размере $25 млн он получил в марте 2013 года от фонда General Catalyst Partners, Frontier Partners, Axel Partners и Юрия Мильнера. А всего с момента основания общая сумма привлеченных венчурных инвестиций составила почти $40 млн.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Что подтолкнуло создателей проекта к такому решению и будет ли так лучше для всех, и в первую очередь для тех, кого уволили, предлагаю узнать у одного из сооснователей «Островка».

ДМИТРИЙ РЕПИН: С нами на связи Кирилл Махаринский. Кирилл, здравствуйте!

КИРИЛЛ МАХАРИНСКИЙ: Добрый день!

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Чем вызвано решение сократить штат компании ostrovok.ru на треть?

КИРИЛЛ МАХАРИНСКИЙ: У нас просто одновременно шло несколько проектов. Cкажем так, сейчас мы хотим сфокусироваться на нашем основном бизнесе.

У нас достаточно большая выручка, которая покрывает наши косты с точки зрения маркетинга. У нас уже достаточно много клиентов, которые знают о нашем бренде и приходят к нам напрямую, доверяют нашему сервису. И поэтому все затраты – от персонала.

Этот шаг, конечно, поможет приблизиться быстрее к прибыльности. Но основная цель – это все-таки чтобы команда лучше работала, была более гибкой и фокусировалась на самых приоритетных проектах.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Сколько сейчас человек остается работать в «Островке»?

КИРИЛЛ МАХАРИНСКИЙ: В районе 130.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Не боитесь, что после столь решительных действий вам будет сложнее набирать новых сильных сотрудников?

КИРИЛЛ МАХАРИНСКИЙ: Я думаю, что наоборот. Мы, кстати, это уже видим: сотрудники говорят, что некоторые уже вспомнили, что такое «стартап», потому что просто больше дела, чем времени и оставшихся рук. Ну и, во-вторых, понятно, что если компания более гибкая и ближе к прибыльности, это значит, что компания ценнее. Опционы на акции, которые остаются у ребят, более ценны, поэтому мотивация никуда не денется.

ДМИТРИЙ РЕПИН: С нами на связи был один из основателей онлайн-тревел стартапа ostrovok.ru Кирилл Махаринский.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: А сейчас хочется рассказать о крупнейшей сделке в истории российского онлайн ритейла.

Онлайн-магазин Lamoda привлек рекордные $130 млн.

В роли инвесторов выступили американская инвест-компания Summit Partners, немецкая Tengelmann и фонд Access Industries Леонарда Блаватника.

ДМИТРИЙ РЕПИН: Для тех, кто слышит о Lamoda впервые, скажем, что это российский онлайн-ритейлер, который торгует одеждой, обувью, аксессуарами и товарами для дома. Он был запущен в 2010 году немецким инкубатором стартапов Rocket Internet братьев Замверов.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Для стартапа это третий значительный инвестиционный раунд. В прошлом году компания Lamoda получила €10 млн от французского фешн-холдинга PPR, который владеет люксовыми брендами: Gucci, Yves Saint Laurent и спортивным Puma.

До этого JP Morgan Chase также вложил в Lamoda более $50 млн. В одном из наших прошлых выпусков мы спрашивали у Дмитрия Алимова, партнера фонда Frontier Ventures, который вложился в Ostrovok, почему выбрали именно онлайн-тревел. На что Дмитрий тогда сказал, это довольно хороший бизнес в России, потому что не нужно ничего физически доставлять. Вот сегодня мы видим, что онлайн-тревел сокращает треть сотрудников, а бизнес, которому нужно непосредственно доставлять покупателю одежду, обувь и аксессуары вроде бы процветает, развивается и привлекает еще $130 млн.

Хотя, как мы знаем из истории компании Kupi VIP, которая чуть дольше работает на российском рынке, и самой Lamoda, каждой из них приходилось создавать собственную службу по доставке. И, в частности у Lamoda, есть компания Lamoda Express.

Ну а в Америке, где с доставкой на дом все очень прилично, производители одежды находят свои конкурентные преимущества. Венчурный фонд Revolution Growth, главой которой является сооснователь AOL Стив Кейс,

вложил $20 млн в магазин десткой одежды Lolly Wolly Doodle.

ДМИТРИЙ РЕПИН: Что интересно, проект с таким ритмичным названием как Lolly Wolly Doodle, основала мать четверых детей Брэнди Кемпелл. Свой магазин она открыла еще в 2008 году. Тогда, по калифорнийской традиции, ее швейная мастерская располагалась в гараже. А выпускаемые товары продавались на eBay. Cегодня 60% своего товара, что составляет примерно 30 тысяч предметов одежды ежемесячно, Брэнди продает в Facebook.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Одним из конкурентных преимуществ для магазина является модель предварительного заказа. Сперва дизайн изделия публикуется в социальной сети, а уже после того как будет сформирован спрос, начинается его производство.

ДМИТРИЙ РЕПИН: Эта модель не совсем нова. Мы знаем много историй. Например, компания Threadless.com, которая уже, наверное, лет 10 выпускает футболки, за дизайн которых публика сначала голосует в онлайне и собирает предзаказы.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Мы видим, как для компании может быть полезным публичное обсуждение дизайна продукта в социальной сети.

Вторая часть

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Здравствуйте!

ДМИТРИЙ РЕПИН: Добрый венчур! Здравствуйте!

АННА ЧЕБОТАРЕВА: В первой части «Доброго Венчура» мы рассказали вам о моде и миллионах. А сейчас поговорим о публичных компаниях.

Производитель и дистрибьютор оптической техники ОАО «Левенгук» провел вторичное размещение акций (SPO)

в секторе «Рынок инноваций и инвестиций» на Московской бирже.

На сегодняшний день компания выпускает микроскопы, бинокли, телескопы и микропрепараты для телескопов, средства для ухода за оптикой и другие аксессуары. Основана в 2002 году в США. С 2007 года головной офис находится в Москве. Имеет представительства в странах СНГ и Восточной Европы, США и Канаде.

ДМИТРИЙ РЕПИН: Мы сейчас говорим про SPO, то есть про Secondary Public Offering. А, как правило, на слуху у всех находится IPO, то есть первоначальное размещение.

Вот то самое IPO компания «Левенгук» уже провела, сделала это в ноябре 2012 года, разместив 19% своего уставного капитала. В этот раз компания предлагает рынку 10,5% своих акций по цене 18 рублей за акцию, пытаясь привлечь порядка 100 млн рублей.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: По данным отчетности самой компании, чистая прибыль за 2012 год составила больше, чем компания планирует привлечь в ходе SPO, а именно – 167,8 млн рублей.

ДМИТРИЙ РЕПИН: О том, насколько необходимы для компании такие сравнительно небольшие деньги с фондового рынка, и вообще о том, насколько вообще полезно быть в России публичной компанией с акциями, которые котируются на Московской бирже, мы узнаем у генерального директора компании «Левенгук» Антона Епифанова.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Антон, здравствуйте!

АНТОН ЕПИФАНОВ: Здравствуйте!

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Насколько оправдан был для компании «Левенгук» выход на Московскую биржу?

АНТОН ЕПИФАНОВ: Конкретно нам это помогает. Когда компания публичная, она имеет довольно много обязательств по раскручиванию информации, по совершению определенных действий.

Это, безусловно, превращается в дополнительные расходы и дополнительную затрату ресурсов. Но для нас с нашей весьма серьезной целью, a мы хотим войти в тройку крупнейших поставщиков оптики в мире, это достаточно важно, потому что сейчас мы проходим серьезнейшую реструктуризацию именно для того, чтобы реализовать эту цель.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Кого из инвесторов в процессе вторичного размещения может заинтересовать ваша компания?

АНТОН ЕПИФАНОВ: У нас были приняты заявки от частных клиентов, эти заявки закрыты. Cейчас ведутся переговоры с портфельными инвесторами: это крупные фонды, которые берутся оплатить большие пакеты. Этот процесс еще не завершен.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Изначально вы основали компанию в США. Почему не разместились на зарубежной бирже – на NASDAQ или на площадке для альтернативных инвестиций IMM?

АНТОН ЕПИФАНОВ: Для IMM стоимость размещения будет уверенно превышать $1млн. И мы потратим не меньше. В России, например, существует программа компенсации расходов, которые компания совершила, превращаясь в публичную компанию. Государственная программа. В рамках этой программы 50% расходов компенсируется.

ДМИТРИЙ РЕПИН: С нами на связи был Антон Епифанов, генеральный директор компании «Левенгук».

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Рекомендательная платформа Flocktory привлекла $1,5 млн от фонда Digital Venture Partners.

ДМИТРИЙ РЕПИН: Фонд Digital Venture Partners появляется в нашей программе впервые. Собственно, сам фонд был создан относительно недавно совладельцем интернет-холдинга Dream Industries Виктором Фрумкиным и Джоном Куинном, бывшим управляющим директором Alfa Capital Partners. И инвестиция во Flocktory – это первая инвестиция фонда.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Пару слов про Flocktory. Это платформа, с помощью которой владельцы интернет-магазинов могут создавать маркетинговые компании, основанные на рекомендациях пользователей.

Схема не нова. Совершив покупку, вы можете рассказать о ней или о специальном предложении этого магазина своему френду в социальной сети. Если ваш друг сделает благодаря вашей рекомендации заказ, вы оба станете обладателями бонусов.

ДМИТРИЙ РЕПИН: Это яркий пример довольно нового тренда, а именно – социальной коммерции, который, вероятно, во многом будет доминировать на рынке специальных предложений или каких-то хитрых бонусных программ для многих игроков в электронной коммерции.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Говоря о Flocktory, всего за полгода работы проекта о спецпредложениях Lamoda, «Утконоса», Groupon, Oktogo и других своим френдам рассказали более 600 тысяч пользователей. Общая сумма покупок через платформу составила уже 60 млн рублей.

ДМИТРИЙ РЕПИН: Факт, что у Flocktory уже более 200 клиентов, сыграл не последнюю роль в том, что Digital Venture Partners проинвестировали в компанию.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Рискну предположить, клиенты Flocktory, а именно интернет-магазины, будут активно зарабатывать на тех, кто активно покупает и делится своими рекомендациями.

То есть на тех, кто имеет больший вес в круге своего общения в социальной сети. Ему-то и будут предлагать более выгодные условия или предложения, от которых крайне трудно отказаться.

ДМИТРИЙ РЕПИН: Ну, или ей. Поскольку мы понимаем, что большинство покупателей таких сайтов как Lamoda, Groupon или TrendsBrands – это, конечно, женщины.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: А теперь немного о делах секретных.

ЦРУ вложилось в чикагский стартап Narrative Science, который занимается разработкой искусственного интеллекта.

В вопросах безопасности стоит быть точными, и проект Narrative Science привлек инвестиции от венчурной компании In-Q-Tel, действующей от имени ЦРУ. И, как и следовало ожидать в таком случае, объем вложений не раскрывается.

ДМИТРИЙ РЕПИН: А деятельность компании относится не к искусственному интеллекту вообще, они пытаются создать робота, который может пройти тест Тьюринга.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: В голове засел вопрос: а есть ли фонды, похожие на In-Q-Tel в российской разведке?

ДМИТРИЙ РЕПИН: Честно говоря, я о таких не слышал. Хотя, возможно, это всего лишь означает, что PR у российской разведки не так хорошо поставлен, как у американской.

К слову сказать, это не единственный венчурный фонд в Америке, который финансируется правительством США. Когда госсекретарем США Хилари Клинтон, то один из ее главных советников Алек Росс рассказывал о специальном фонде, который находил и вкладывался в технологии, которые помогали борцам за права человека, другим революционным и околореволюционным деятелям заниматься их нелегким делом.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: К счастью, наша программа – о рискованных инвестициях, а не о политике, поэтому предлагаю закончить вторую часть «Доброго Венчура» историей про добрые дела.

Социальная сеть для ученых ResearchGate привлекла $35 млн в раунде серии С.

Среди фондов, которые приняли участие в сделке, хочется отметить фонд основателя Microsoft Билла Гейтса и существующих инвесторов в лице фондов Benchmark Capital и Founders Fund.

ДМИТРИЙ РЕПИН: Хочется верить, что Билл Гейтс вложился в компанию не только потому, что в названии компании есть большая часть его фамилии.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: С помощью ResearchGate исследователи по всему миру могут найти, например, партнера по научному проекту или образец пораженной каким-либо заболеванием ткани для анализа. Собственно, именно так был открыт смертельный патоген, передавшийся от растений к людям. Открытие было сделано силами европейских и нигерийских ученых.

ДМИТРИЙ РЕПИН: Одна проблема, которую пытаются решить ResearchGate – это скорость доступности публикаций для коллег по цеху. Когда я занимался исследованиями в Массачуссеттском Технологическом Институте, это было достаточно давно, лет 10 назад, то между окончанием исследований и публикацией статьи, если она была принята к публикации, зачастую проходило полтора-два года.

Конечно, мы пользовались ресурсами типа Social Science Research Network, где можно было размещать статьи до их публикации в журнале. Однако эта сеть охватывала только социальные и гуманитарные науки. Насколько я понимаю, ResearchGate работает гораздо шире и открывает такие возможности для гораздо большего количества географий и научных направлений.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: Хочется напомнить нашим радиослушателям, что если у вас есть вопросы и вы хотите оставить свои комментарии «Доброму Венчуру», вы можете это сделать на нашей странице в Facebook.

С вами были Дмитрий Репин…

ДМИТРИЙ РЕПИН: … и Анна Чеботарева.

АННА ЧЕБОТАРЕВА: До встречи!

контакты

119072, Москва, Берсеневская набережная, 6, стр.3

+7 (499) 963–31–10
+7 (985) 766–19–25
do@digitaloctober.com