Digital October

WordCamp Moscow 2017 конференция WordCamp Moscow 2017

пятая официальная конференция по WordPress в России

IoT: Настоящее и будущее. Часть 2 лекция IoT: Настоящее и будущее. Часть 2

мы расскажем Вам об Интернете вещей

Blockchain Weekend курс Blockchain Weekend

Курс по блокчейн-технологим от DO

TechCrunch Moscow 2012. Интернет-предпринимательство в России

10 декабря 2012

Launchpad. Круглый стол с участием управляющего партнера Ernst & Young Israel Ерама Титца, управляющего партнера AJD Consulting Андрея Зотова, руководителя венчурного бизнеса «ВТБ Капитал» Айдара Калиева, генерального директора Fastlane Ventures Марины Трещовой, заместителя директора РАЭК Сергея Гребенникова, генерального директора Digital October Дмитрия Репина, основателя «Всех инструментов» Виктора Кузнецова, представителя «Интернет Медиа Холдинга» Дмитрия Чистова и управляющего партнера «Стартобазы» Светланы Никифоровой.

ВЕДУЩИЙ: Дорогие коллеги, сегодня мы начинаем очень интересный, на мой взгляд, круглый стол. Позвольте представиться. Меня зовут Зотов Андрей. Я являюсь основным владельцем и управляющим компании ADG Consulting, которая доводит проекты инновационные и растущие до инвестиций. Но естественно, что атмосферу на рынке информационных инвестиций определяют не консультанты. Определяют либо те, кто работает в этой области, либо те, кто инвестируют в нее. И поэтому я очень счастлив представить сегодняшний круглый стол. Мы будем работать в свободной атмосфере. Пожалуйста, не стесняйтесь задавать вопросы. У нас много микрофонов, каждому из тех, кто захочет задать вопрос, нужен микрофон, потому что идет запись. И смысл нашей работы очень простой. Декабрь, заканчивается 2012 год. В течение этого года было произведено огромное количество интересных, важных инвестиций. Подавляющее большинство из них настоящие инвесторы, естественно, считают удачными, и поэтому нас попросили поговорить о том, что мы считаем основными тенденциями инвестиций в инновационный бизнес 2012 года, какие темы были наиболее популярными, какие сложности возникали перед инвестициями в этом году, чего хватало и чего не хватало. Мы будем говорить по очереди. Каждый, кто хочет, может взять слово. Если никто не захочет брать слово, прошу извинить, я буду его навязывать кому-то из вас. Вы также можете прямо в процессе останавливать нас, задавать какие-то уточняющие вопросы или высказывать свою точку зрения. Для того чтобы это сделать, поднимайте, пожалуйста, руку. А теперь давайте немножко познакомимся с аудиторией. Среди тех, кто сегодня присутствует в зале, кто привлекал или привлекает инвестиции в свой бизнес, поднимите, пожалуйста, руки. Спасибо. Среди тех, кто присутствует в зале, кто является профессиональными сотрудниками компаний, создающий интеллектуальный продукт, поднимите, пожалуйста, руки. Я поднимаю только для примера. Спасибо. Среди тех, кто присутствует в зале, кто хоть когда-нибудь покупал свой бизнес или продавал свой бизнес или часть в нем, поднимите, пожалуйста, руки. Спасибо. И, наконец, последний вопрос. Среди тех, кто присутствует в зале, кто идентифицирует свою деятельность как профессиональную инвесторскую работу, поднимите, пожалуйста, руки. Спасибо. То есть, как вы видите, дорогие участники нашего круглого стола, у нас чрезвычайно компетентная, подготовленная аудитория. Ну и естественно, что когда я выбирал, кому дать первому слово, я сразу же подумал про Айдара, потому что он представляет здесь наиболее крупную инвестиционную команду, которая известна своими смелыми и очень интересными решениями, и поэтому на первый вопрос я предлагаю ответить тебе. Что ты увидел в 2012 году, какие самые важные тенденции ты хочешь выделить, что было популярно и чего не хватало? Айдар Калиев, «ВТБ Капитал».

АЙДАР КАЛИЕВ: Спасибо большое. Мы, по-моему, в этом году проинвестировали восемь компаний, значит, две из них — из сферы интернет. TechCrunch посвящен интернету, поэтому я на них особо остановлюсь. Нет, даже три. Значит, первая инвестиция была сделана в Fastlane Ventures в начале этого года, мы проинвестировали компанию Ok2Go, оба CEO этих компаний здесь, на TechCrunch, сегодня могли их здесь увидеть. И недавно мы закрыли инвестицию в компанию Fab.com. Наверное, профессиональная аудитория знает эту компанию, которая занимается новым видом электронной коммерции.

Значит, я, наверное, немного необычно скажу, но этот год стал таким отрезвляющим для нас годом в плане инвестиций в интернет, да и вообще в венчур. Значит, вот здесь есть наша коллегия, предприниматели, и вот один из них (не буду говорить кто) недавно сказал о том, что он понял, что для того чтобы построить действительно большую компанию, нужно не год, не два, даже не пять, а, наверное, десять лет. И вот за этот год мы увидели те проблемы, живя уже с компаниями в качестве инвесторов, с которыми сталкивается стартапы, даже успешные. При том, что мы инвестируем во все эти сделки на достаточно поздней стадии, это были раунды B, C, и, тем не менее, все компании имеют все те же проблемы, что компания даже до раунда А. Чуть попозже, если будет интересно, то я расскажу о тех проблемах, которые есть, и в первую очередь с точки зрения инвестора. Как это ни странно звучит, на мой взгляд, самая большая проблема в особенности для российских компаний — это капитал, это доступ к капиталу. Мы на предыдущих панелях тоже об этом говорили. Мы говорим о том, что российская венчурная индустрия развивается стремительно, очень много слов красивых, но вот наш опыт говорит, что даже имея прекрасных предпринимателей, прекрасные рынки для развития, прекрасных партнеров, соинвесторов, привлечение нового капитала в российских условия — это огромный challenge, который в первую очередь ложится на плечи предпринимателя и на тех инвесторов, которые решили рискнуть первыми. Вот, наверное, это самое главное, чем я могу поделиться сейчас. Есть, конечно, другие вещи... неразборчиво.

КЕНЕС РАКИШЕВ: И вы все знаете, Таможенный союз является тому примером, потому что нельзя разделять Россию, Казахстан, Украину, Белоруссию. Это один рынок, потому как основой для инвестиций для меня всегда была Россия, но я долго смотрел, в какие проекты можно вложить. Но так получилось, что Fastlane пригласил меня и на прошлой неделе мы закрыли сделку. Я теперь являюсь еще членом совета директоров Fastlane. На самом деле, чем мне понравился Fastlane, тем, что компания очень агрессивная, агрессивная в хорошем плане. Много проектов, которые достаточно успешны уже на сегодняшний день. И если вернуться к вашему вопросу, почему Казахстан, я думаю, что в будущем — мы уже обсуждали со своими партнерами — для Fastlane правильным будет смотреть азиатский рынок, рынок СНГ. Я свою роль вижу в том, что мы будем продвигать Fastlane не только в Казахстане, на Украине, но я думаю, и в Юго-Восточной Азии. Но если вернуться к российским проектам, то я думаю, что сегодня в мире тренды сильно изменились, и если вы видите, что Силиконовая долина уже не может быть настолько конкурентоспособной... Те же израильские компании намного опередили в технологическом плане Силиконовую долину, Нью-Йорк стал основным центром тоже для развития технологичных проектов, поэтому я думаю, что сегодня такое проникновение — достаточно хорошо, и такая конкуренция, на самом деле, полезна для всех. Если вернуться к бизнесу в интернете, то я думаю, это один из самых свободных рынков, где ты должен только быть сам конкурентоспособным, и ты можешь без всяких границ доказать, что ты лучше. И те challenge, о которых Айдар сказал, на самом деле, достаточно примеров, как Dot.com в начале 2000-х изменил, и сегодня мы видим, как мир меняется, и я думаю, что эти challenge правильны, потому что конкурентоспособность — это самое главное на сегодняшний день.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо большое. Как участник этого рынка, я могу сказать, что, по нашим наблюдениям, мы уже в двух наших проектах имеем соинвесторов из Казахстана, что чрезвычайно позитивная, хорошая тенденция. По крайней мере, два проекта, которые мы консультируем, ориентируем на Юго-Восточную Азию. То есть вы как раз подтверждаете наличие этого как тенденции. Я имею в виду проекты, созданные и задуманные в России, выходят туда как на целевой рынок. Но я бы хотел обратиться сейчас к Ераму, потому что Израиль накопил огромный опыт как развития инновационной инфраструктуры, так и интернационализации инвестиций, то есть привлечения средств из-за рубежа. Я бы хотел, чтобы Ерам немножко рассказал, что делает удобным начало инновационного бизнеса в Израиле и каким образом израильские компании инновационные привлекают международные капиталы.

ЕРАМ ТИТЦ: Я все услышал, спасибо. Это очень интересная история. У меня не слишком много времени, потому что и другие должны говорить. Сожгите свои 5 минут — и потом поговорят другие. Итак, что же мы здесь делаем сегодня, сейчас? Мы доминируем на израильском рынке по хай-теку, потому что мы консультируем большинство израильских компаний, стартапов, и мы консультируем их по целому ряду вопросов. Мы работали в России вместе с вами уже на протяжении года, мы встретились с Fastlane. У Марии есть израильский партнер, который сидит там сзади. Он также является партнером Fastlane. Мы видим очень много общностей между тем, что происходит сейчас в России, в Москве и в соседствующих странах с тем, что происходило в Израиле несколько лет назад. Фундаментальные основы похожи, есть огромная база знаний, экспертизы, огромный локальный рынок и недостаток ресурсов. Вы говорили о том, откуда должен поступать капитал. Капитал будет поступать только тогда, когда люди с капиталом поймут, что есть возможность выхода. То есть имеется огромное количество сверхденег в мире, самые большие технологические компании в мире... Давайте назовем 10 самых больших: Apple, Microsoft, Cisco, Facebook, Yahoo, Intel, Google, еще несколько. На своих балансах у них более 360 миллиардов долларов чистых денег. 100 топовых технологических компаний обладают более триллиона долларов. Они хотят покупать. И если венчурники и частные компании поймут, что эти компании ищут, смотрят на ваших предпринимателей, может быть, кого-то они захотят купить в будущем по причине локального рынка, по причине вашей экспертизы, технологий, они придут и будут инвестировать вас. Почему? Потому что они в бизнесе по одной единственной причине: они хотят покупать дешево и они хотят продавать дорого. Они хотят получать прибыль, и первый вопрос, который вы должны понять как предприниматели, это то, что вы начинаете делать компанию, которая очень сложна вначале, потому что вы хотите заработать деньги. И когда вы поймете, что вы хотите зарабатывать деньги, что вы хотите вырастить компанию, прибыльную компанию с надежной бизнес-моделью на сложном, разнообразном рынке, то венчурный капитал и бизнесмены придут, инвестируя ваши компании.

Сегодня нет равновесия, почему так много денег на таком раннем этапе. Кстати, очень малое количество денег вкладывается в эти компании. Вы должны быть очень осторожными в принятии решения, от кого вы берете деньги, потому что если вы возьмете деньги от ангела — 150 тысяч долларов — это звучит, как много денег, а через 6, 8, 10 месяцев деньги заканчиваются и как обычно вы уже опоздали. Продукт еще не готов, рынок еще не готов. Вы приходите к какому-нибудь частному инвестору и говорите: «Инвестируй деньги». И он разочаровывается, он говорит: «А ну-ка уволь того, будь более агрессивен с показателями, выходи быстрее на рынок». Потому что он не создан для того, для чего предназначен Fastlane и другие подобные. Это некий процесс, который требует времени, поэтому будьте мудры, кого выбираете как первого инвестора. Поймите, куда эти деньги вас приведут, и пока вы не сможете показать реальную привязку, большие имена не придут к вам, потому что у них сейчас наилучшая позиция в мире.

Экономика — это простая игра в спрос и предложение. Есть очень простая модель в Гарвардской бизнес-школе, которая рассматривает бизнес венчурного капитала как бизнес спроса и предложения. Где спрос высок, а предложение низко, там инвестор получает наибольший возврат на свои деньги. И вы сейчас в этой позиции находитесь. Скоро эта ситуация изменится, в Израиле уже меняется. Почему? По причине большого количества стартапов, которые уже развиваются. Сейчас уже большой недостаток есть. Есть много компаний, «Яндекс», API, другие, есть много маленьких компаний, и посередине у вас пустота. Таким образом, недостаточно еще компаний, на которые компании с большим названием могут посмотреть на этом рынке. Sequoia Capital приходит, они не знают, в кого вкладывать деньги. До тех пор пока вы не создадите надежную компанию, которая смотрит на глобальный рынок... Как вы говорили раньше, это важно, экстремально важно. Вам нужно подстроиться под них и получить их.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо, Ером. Сейчас я хотел бы послушать человека, который ищет капитал.

Виктор, этот год стал легче в приобретении капитала компанией, в привлечении инвестиций или стал хуже? Как вообще изменился ландшафт, если он изменился? Пожалуйста.

ВИКТОР КУЗНЕЦОВ: Спасибо за вопрос.

ВЕДУЩИЙ: Виктор Кузнецов — основатель компании.

КУЗНЕЦОВ ВИКТОР: Да, я представлюсь. Меня зовут Виктор Кузнецов, я являюсь основателем компании VseInstrumenti.Ru, в общем-то 6 лет был CEO VseInstrumenti.Ru, недавно мы получили инвестиции, и 2 месяца назад я ушел в должность управляющего партнера. То, что касается вопроса. На мой взгляд, конечно, в первую очередь, чтобы привлечь инвестиции, нужна — первое — команда, то есть команда, в которую будут инвестировать, потому что когда непосредственно мы говорим про идею. Идея — это хорошо, но если нет лидера, если нет основного костяка, если нет веры, то все остальное — это уже не имеет значения.

Второе — это сама идея, сам рынок. В зависимости от его развития, роста, масштаба, непосредственно уже можно смотреть, насколько это может быть интересно для инвесторов. Безусловно, от года к году я вижу, что как таковых ангельских фондов, фондов, которые хотят инвестировать, предлагают деньги, ищут, куда их вложить, становится больше и больше. Если говорить, 3-5 лет назад это было вообще достаточно сложно, и не было такой нормальной практики, как бизнес-инкубаторы, не было таких классных проектов, как Fastlane Ventures, не было...

ВЕДУЩИЙ: Я просто вижу, что все говорят про Марину и понимаю, что я напрасно не предоставил ей слово в самом начале. Но все будет, все впереди.

ВИКТОР КУЗНЕЦОВ: Да, сегодня, соответственно, достаточно много уже фондов, причем профессиональных фондов, которые готовы и поддержать, и обучить, и дать нужный experience, и взять на себя какие-то вещи, чтобы предприниматель занимался вначале основой, то есть основной бизнес-идеей, а не инфраструктурой, особенно сложной для российских условий в чем-то. Поэтому, на мой взгляд, инвестиции есть, фондов много. Другое дело, что нужно гореть, нужно любить свою идею и с этим двигаться. Спасибо.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо большое. Здесь просто невозможно не поговорить с представителями Fastlane, потому что многое из того, о чем говорилось, касалось их деятельности. Но у меня, Марина, к тебе специфический вопрос. Вы работаете в зоне ведения бизнеса, очень близкой к самой начальной. Вы работаете, по сути дела, с теми, с кем по долгу — нет, скорей, по званию — положено работать бизнес-ангелам. Хотя многие их называют бизнес-демонами, это те, кто берет на себя высочайшие риски, оплачивая свои риски за счет забирания максимальной доли у стартующего бизнеса. Я бы хотел, чтобы ты рассказала не просто о практике Fastlane, но сказала бы, какие самые большие недостатки вы видите в стартующих компаниях, что в первую очередь нужно улучшить тем, кто рассчитывает на привлечение инвестиций в начальной стадии. Вот что сразу бросается в глаза в России? Сравним это с тем, о чем говорил Ерам. Марина?

МАРИНА ТРЕЩОВА: Я на самом деле вначале хотела, может быть, просто сказать о том, что мы находимся все на одном из самых быстрорастущих интернет-рынков мира и входим в пятерку крупнейших интернет-рынков мира. Это такая основополагающая вещь, которая объясняет, почему нас здесь так много и почему мы все с интересом говорим на разные темы. Но Россия на самом деле пришла к этому очень быстро, за очень быстрый период. Мы с партнерами имели опыт в 2000 году, когда мы инвестировали в OZON, и тогда в России было 6 млн интернет-пользователей. Большая часть из них была в Москве и Санкт-Петербурге. Сегодня это 60 млн. По прогнозам, в ближайшие 2-3 года (по разным прогнозам, последний — Deutsche Bank) это 107 миллионов пользователей, которые будут к 2015 году. Это реально одна из топ-стран и топ-рынков мира. Но одна из проблем очень быстрого роста, когда вы очень быстро к нему приходите, в том, что просто не накапливается опыт. Замечательный опыт в Израиле, но все-таки они проходили его 20 лет. Мы же когда посмотрели на то, что мы хотим делать на этом рынке, мы поняли, что 20 лет — это здорово, но мы считаем, что если мы сделаем по сути формат Fastlane и добавим профессионализм в запуск интернет-бизнесов, мы сможем получить успех и принести ценность российскому пользователю быстрее. То есть здесь один из основных факторов тот, что мы качество, которое мы можем создать (его нельзя мультиплицировать в большом количестве) в рамках Fastlane, мы можем это качество, эту экспертизу и этот опыт кумулятивный добавлять в наши стартапы и помогать им достигать успеха быстрее.

Один из, наверное, ключевых выводов для меня 2012-го года — это (Андрей задавал этот вопрос) то, что, наверное, сегодня уже почти как в Израиле, хотя, надеюсь меня поправят, почти каждый говорит, что он предприниматель и уже создал что-то. В Израиле, конечно, больше экзитов у предпринимателей, многие из них делали по 3-5 компаний, а у нас все-таки у большинства это, может быть, одна первая, но действительно появилось посевное финансирование в небольшом размере, в разном размере. Но перейти от посевного финансирования к следующему раунду профессиональному — очень-очень мало шансов на сегодняшний день... Если посмотреть на 2012 год, то все-таки успешно закрытых профессиональных инвестиций, профессиональных инвесторов на раунде E очень-очень немного, их можно пересчитать. Fastlane обязательно сделает следующую стадию, мы делали это в прошлом году, когда делали аналитику, сделаем его по результатам этого года, но все равно видно, что этот путь не простой. Поэтому Fastlane для нас — то, что мы посчитали, что мы можем делать, и с гордостью говорим, что у нас сегодня в портфеле много компаний, которые закрыли уже раунд B инвестиций и потихоньку будут двигаться к раунду C. Мы добавляем профессионализм в бизнесы, мы сокращаем время для выхода на показатели безубыточности компании, приход для уже возможности генерации прибыли в бизнесе. И это, мы считаем, помогает. Да, одной из составляющих, Андрей, является то, что, конечно, у нас есть более значимая доля в бизнесе, но мы и рискуем, как ты правильно сказал, на самой ранней стадии все равно, потому что, даже если это проверенная бизнес-модель, все равно есть многие препоны для того, чтобы сделать успешный бизнес.

ВЕДУЩИЙ: Здесь разве что налету добавить: реально происходит следующее. Предпочтительный размер инвестиций для венчурного фонда — от 1,5 миллионов долларов и выше. Естественно возникающая потребность после первичного раунда инвестирования ниже. И существует определенный разрыв, который большинство консультантов, в том числе мы, называют «долиной смерти» для стартующего бизнеса, когда вот первый уже раунд А уже исчерпан, а до вторых чтобы дотянуться, нужны гораздо большие результаты показать, а их еще нет. Еще, конечно, flow не установился и безубыточность не достигнута. Как поступать в этой ситуации? Светлана Никифорова, вы занимаетесь практически тем же бизнесом немножко по-другому. Расскажите, пожалуйста, что вы делаете и как вы предполагаете преодолеть эту «долину смерти» — недостаток средств среднего размера.

СВЕТЛАНА НИКИФОРОВА: Да, день добрый. Я немножко расскажу про себя. Как я к этому пришла? Я была первым директором IT-парка в Казани, и у меня достаточно большая экспертиза не из книжек, а из жизненного опыта того, почему я стала называться бизнес-демоном. Правда, ко мне приходило много ребят, потому что IT-парк был точкой соприкосновения в Татарстане в принципе IT с зарождающимся бизнесом 5 лет назад, приходили посоветоваться, подсказать, попросить, придумать название, найти деньги, с кем-то познакомить и так далее. Пробыв там больше года директором и будучи там первым человеком, кто придумал, какая концепция должна жить, существовать и так далее, я поняла, чего же бизнесу не хватает. Совершенно права Марина в том плане, что негоже ругаться на предпринимателя, что он сделал супертехнический продукт, технологичный и не умеет его продавать, его надо немножко научить. Я умею этим заниматься, у меня совершенно классическая компания информационная формы ООО. Это мои деньги, которыми я управляю, рискую, вкладываю, и я занимаюсь тем, что я собрала команду людей — это внешние управляющие менеджеры, которые стараются помогать и максимально быстро формировать бизнес-модель, быть как-то более сфокусированными, делать adjust на те бизнес-составляющие, с которыми они должны двигаться дальше. Мне как бизнес-ангелу немножко проще, я вкладываю в потрясающих людей. Команда может быть слабенькой с хорошей идеей, но это не значит, что продукт полетит. А когда я вижу потрясающего человека, в которого я не могу не вложить и пройти мимо, я понимаю, что он генерирует такое количество идей, он настолько заражен, он отвечает на мои звонки в субботу в час ночи и в воскресенье в 8 утра, он всегда на связи и присылает в течение часа, я понимаю, он хочет денег, он хочет сделать бизнес, он хочет дальше развиваться и так далее. В таких людей я инвестирую. За 1,5 года мы проинвестировали в 9 компаний. Из них действительно были сложности, как ни странно, 2 компании были с иностранными инвестициями. Структурирование сделки заняло столько времени и денег, я вам скажу, что это большая проблема предпринимательства в России — это я возвращаюсь к тому посылу, с которым на круглый стол мы пришли. Это большая проблема, это big deal, ведь людей, которые этим занимаются, очень мало. Достаточно большая проблема на стадии стартапа, когда компании недель 12 отроду, она говорит: слушай, я стою 40 миллионов долларов. Я говорю: стоп, guys, почему 40 миллионов долларов? — Слушай, я читал аналитику тут у больших ребят из больших компаний, и там написано, что мы на рынке, который быстро растет, у нас пользователей скорей всего 5 миллионов населения минимум в первую неделю, и поэтому вот такая вот оценка. Большая проблема с заходом инвестиций на раунде А в той «долине смерти», о которой мы говорили, это действительно дать адекватный размер оценке рынка, того продукта, что сделан, того потенциального traction в течение того времени, которое может произойти, и большая проблема с формулированием у компании, поэтому должны быть бизнес-ангелы на старте, которые им с этим тоже помогут. И почему это должен быть не внешний консультант? Потому что я делаю бизнес вместе, а с той компанией, которая сидит со мной раз в неделю — это либо skype call, либо что-то. Стратегия подхода работы до доведения до раунда B заключается в том, чтобы вложить им в голову те задачи и те слова, и те посылы, формулировки, которые нужно рассказать инвестору в стадии B или C, которые будут для него приемлемы. Стартап не всегда со стороны себя может сформулировать, что же я хочу услышать.

ВЕДУЩИЙ: По сути у вас частный инкубатор, в котором действует управляющая компания в вашем лице и помогает двигаться дальше?

СВЕТЛАНА НИКИФОРОВА: Фактически да. И мне достаточно просто привлекать свои инвестиции, что мы и делаем. У стартап базы около 5 соинвестиций — мы делали инвестиции с соинвесторами, мы где-то лидер, где-то не лидер. Это очень удобно, потому что мы берем на себя риски, их разделяем и умеем ими управлять — то, чего не умеет стартап на ранней стадии, потому что вроде бы деньги «дяди» и вроде бы за них отчитываться не надо, потому что мы все знаем слово «венчур» — вроде бы это прощают. Но это правда. Эти грантовые истории немножко подпортили рынок, но тем не менее. Они не понимают, что у них ответственность не перед обезличенным фондом в лице управляющего директора — их может быть 5, 7, 18, — а что они действительно делают бизнес со мной.

ВЕДУЩИЙ: Отлично. Спасибо большое. Ерам?

ЕРАМ ТИТЦ: Хочу прокомментировать пару вещей, о которых мы говорили здесь. Для ваших предпринимателей есть два отличных подхода. Первый подход — это пойти в инкубатор, в рамках которого вы сдаете свое будущее в руки кого-то другого. Он помогает вам, направляет вас, и большая доля вашей компании отдается им, потому что твои обязанности будут взяты ими. Но другая опция — и для меня это наилучшая опция — так сказать, что я являюсь мастером своего будущего, и каким образом я избегу этой «долины смерти»? Вы можете избежать этой «смертной долины» прозрачностью и реалистичностью. Есть очень простая модель для любого стартапа. Знаете, любой учебник по финансам скажет вам то же самое: «Уходи от маркетинговой деятельности, от НИОКР и выложи ее на временную шкалу, посмотри на свои нужды в наличности и попытайся сбалансировать свои достижения с теми случаями, когда ваша оценка начнет повышаться, потому что вы закончили какой-то цикл производства, вы закончили маркетинговую кампанию, или что-то произошло извне, что говорит, что эта компания — я, и я стою столько-то». И сейчас вы должны быть уверены в том, что вы привлекаете достаточно денег для того, чтобы достичь этого этапа. Будьте очень открытыми с вашим инвестором. Говорите им, что вот столько денег вам нужно привлечь, эти деньги заведут вас сюда и сюда. Будьте очень пунктуальны и ежемесячно говорите: вот это то, что я делал. Знаете, самая большая сложность — признать, что ты был не прав. И вы, как предприниматель... Знаете, это самая одинокая позиция в мире — быть предпринимателем, потому что все атакуют вас: рынок, конкуренция, инвесторы, ваши сотрудники — они хотят больше зарплаты, они хотят больше пространства, они хотят больше еды в своем холодильнике. Ваш инвестор хочет больше прогресса. Конкуренты убивают вас. Клиенты хотят этого и того. Будьте открыты, будьте точны, и тогда, если вы сможете справиться с этими взаимоотношениями, если вы привлечете правильных инвесторов, они будут рядом с вами плечом к плечу, и они помогут пройти через эту «долину смерти». Почему? Потому что каждая компания входит в эту «долину смертной тени».

Знаете, есть три знаменитых автора. Джеффри Мур, который говорит об этой «смертной долине», у него есть целая серия книг о ней — партизанская война и так далее. Есть эта «долина смертной тени» в любой компании, в жизни любой компании. И это будет транслироваться в ваш cash flow — в движение денежных средств. Будьте открытыми со своим инвестором, будьте честны, будьте прозрачны, и это облегчит болезненность прохода через эту пустыню. Да, будет много препятствий, вам будет нужно больше денег. И только малое количество компаний в мире: таких, как Facebook, которые смогут прийти к Sequoia и сказать: мне не нужны ваши деньги. Знаете, те деньги, которые они хотят от Sequoia, Facebook... Может кто-то думает, что они лучше Facebook, и я, может быть, соглашусь с этим. Но у них была еще удача.

ВЕДУЩИЙ: Знаете, для маленьких российских стартапов бесполезно думать о больших объемах, как о Sequoia.

ЕРАМ ТИТЦ: Да, вы правы, вам не нужно идти в Sequoia на раннем этапе. На раундах А и B у вас достаточно денег локально. Найдите правильного инвестора. Если вы хотите играть на глобальном рынке, вам необходимо привлечь огромные деньги. Это должна быть Sequoia, но у вас есть и другие имена в России. Но это должен быть лидер, как Goldman Sachs, Morgan Stanley, J.P. Morgan, BlackRock, BlackStone и так далее и тому подобное. Огромные, известные имена, которые вкладывают миллиарды на стол, и в конце концов эти деньги будут выложены, и эти деньги доступны в России. Но деньги здесь, в России, не имеют той же экосистемы, потому что вы должны быть представлены правильным людям на глобальном уровне. Входите в Китай, играйте в глобальные игры. Марина говорила о том, как быстро интернет растет в России. У меня есть новость. Через два года мы достигнем плато, потому что 70, 80, 100, 120 миллионов пользователей, высокоскоростной интернет достигнет всех городов и затем у нас будет насыщенный рынок, и затем — все, возникнет новая долина, потому что те компании будут умирать налево и направо, потому что подъем, и только сильнейшие выживут. Вы должны быть подготовлены к этому времени, потому что, если вы думаете, что вы можете поставить банк на следующие два года роста рынка и этого вам будет достаточно, вы делаете ошибку. Будет консолидация. У вас не может быть, чтобы 10 компаний конкурировало на рынке путешествий в России, в русскоговорящих странах. Не имеет смысла, экономический масштаб это не позволяет.

ВЕДУЩИЙ: И сейчас я возвращаюсь к вопросу, с которого мы начали. Что вы считаете своим первейшим прогнозом на 2013 год? Если нет прогноза, то что ваше пожелание к инвестиционному сообществу? Айдар, начнем с тебя.

АЙДАР КАЛИЕВ: Я вот по своей кафедре, от инвесторов, не от предпринимателей и так далее. Значит, я на самом деле хочу, чтобы все-таки больше денег было для инвестиций. И для того чтобы появилось больше инвесторов для инвестиций в российские стартапы. Я, честно говоря, считаю, что инвестиция Кенеса недавняя Fastlane и вообще появление такого рода инвесторов — это то, что очень нужно, и на самом деле очень интересный факт, что такие инвесторы первые приходят не из России и из Казахстана. Для этого у меня есть ряд объяснений. В Москве очень много есть high-net-worth individuals, которые, на мой взгляд, пока еще присматриваются, еще даже не потрогали эту часть. Вот мне кажется, то, чего бы я хотел, чтобы сюда пришли деньги российских состоятельных людей, которые бы для себя открыли этот класс активов, потому что этот класс активов — интернет — он почти не открыт, все думают еще в терминах 2000-х годов. Это все уже отыгранная тема, даже недвижимость — уже отыгранная тема. На мой взгляд, единственной сейчас неотыгранной темой, очень интересной и, да, очень рискованной является российский интернет и глобальный интернет. Моя главная надежда, что вот этот сдвиг в сознании постепенно будет происходить, и мы, честно говоря, всячески готовы этому помогать. Мы, «ВТБ Капитал» — достаточно понятный и узнаваемый бренд для России, и у нас, честно говоря, есть еще целый ряд переговоров, где мы находимся, где действительно high-net-worth смотрят с интересом на компании. Я думаю, что это очень хорошо, когда даже на более поздних раундах присоединяются такие инвесторы, потому что это должно показать вот эти истории, что да, это реально, что это не вначале... Мы не говорим только об angel market, с ангелами более-менее неплохо. Но вот на раундах A, B, даже C — это очень положительно.

ВЕДУЩИЙ: Процесс этот уже идет, мы работаем с целым рядом кэптивных фондов, которые  созданы людьми, вышедшими из другого типа активов, так что то, что ты сейчас высказал как пожелание, уже началось как явление — пока маленькое, недостаточное, но уже есть. Марин, а твой прогноз, твои пожелания на 2013 год? Я сейчас каждого спрошу, учтите.

МАРИНА ТРЕЩОВА: Я, наверное, все-таки хотела бы увидеть от большей части созданных venture capital фондов, которые в России созданы в 2012 году ту активность, которая от локального VC ранней стадии должна исходить. То есть мы реально должны видеть от них инвестиции. И в первую очередь, мне кажется, интереснее и правильнее было бы поддержать именно предпринимателей, которые работают на российском рынке. Если мы посмотрим, конечно, на количество инвестиций, которое было сделано от них, то это все-таки несоизмеримо ожиданиям. Я понимаю, что это процесс непростой — реально поднять деньги, закрыть профессионально фонды, поэтому многие из них уже транслировали информацию, но они сделали еще недостаточное количество инвестиций.

Второе — мы как-то около года назад встречались с тем пулом российских VC. На тот момент их было значительно меньше, чем сегодня, близко к 50 фондам, которые работают в России. Это все-таки больше, что называется, синдикатных сделок, когда несколько инвесторов реально готовы идти в новый раунд, делятся информацией и делают это.

ВЕДУЩИЙ: Согласен. Тенденция, действительно. Этого не было раньше, сейчас этого все больше и больше в России. Кенес?

КЕНЕС РАКИШЕВ: Ну я хотел бы добавить, согласиться с Айдаром в том, что на самом деле в России — и вот здесь было сказано — большая проблема на сегодняшний день: есть чистые стартапы как идеи, как команды, которые только начинаются, и есть уже большие проекты, которые очень successful, как Mail.Ru, «Яндекс». А что-то посередине отсутствует, и в этом проблема. Я сталкивался, мы разговаривали с Sequoia, разговаривали с Andreessen Horowitz, никто не хочет приходить, потому что размер достаточно маленький, но я думаю, что как совет молодым предпринимателям, которые начинают свой бизнес: никогда нельзя сидеть в рамках России. Почему? Потому что тот же пример в Израиле. Я думаю, что в Израиле ни один стартап не начинается только для Израиля. Они смотрят globally. И здесь, я думаю, очень правильно, что все-таки дойдет до какого-то роста, и там будет этот scale, где все будет стоять на одном месте, поэтому всегда надо в динамике быть. Если возвращаться к России, то понятно: российский рынок очень привлекателен, но все-таки хотелось бы, чтобы были тренды international, и вот эти все exits должны быть по примеру (неразборчиво).

ВЕДУЩИЙ: С расчетом на перспективу. Спасибо. Два слова Светлане.

СВЕТЛАНА НИКИФОРОВА: Мне хотелось бы пожелать компаниям-стартапам делать их более технологичными. Да, мы немножко догоняем рынок Запада и США. Мы хотим сделать те же successful stories, которые были там, увидеть те же самые деньги, скажем прямо. Но я очень много летаю, я принимаю участие во всех этих стартап-мероприятиях, где выставляются проекты, и просто очень-очень маленькая доля там действительно технологичных компаний, которые интересны с точки зрения технологий, а не с точки зрения повтора того, что уже было сделано. Мне хочется им пожелать все равно. Как бизнес-ангел я нахожусь в тяжелых полях, и поэтому, так скажем, мне хочется воодушевить стартаперов тем, что мир изменить возможно, и мне очень хочется, чтобы эта мысль поселилась в голове у каждого стартапера, чтобы он придумал сам что-то такое, чем он изменит мир.

ВЕДУЩИЙ: Виктор, прогноз, пожелание предпринимателя?

ВИКТОР КУЗНЕЦОВ: Что я вижу на 2013 год? Если говорить про области, которые будут развиваться, на мой взгляд, это облачные решения, это сервисная история, такие как YouTube, как «Воркзилла». То есть сейчас появляется много помощников, появляется много услуг.

Второе — если мы скажем про e-commerce, я считаю, что e-commerce также будет активно расти, будет появляться много, тысячи новых магазинов. По-моему, у нас в 2012 году количество e-commerce-магазинов увеличилось в два раза. Не знаю, что в 2013 — в два или не в два, но большое количество, я думаю, что точно появится.

И если говорить про большие размеры, то на мой взгляд, 2013 и 2014 год — это будут года, когда мы увидим уже большие инвестиции в e-commerce-проекты, потому что сейчас, на мой взгляд, все находятся где-то на стадии выстраивания инфраструктуры. Все вкладывают в логистику, все вкладывают в IT, все меняют свои системы на professional, ставят дорогие, красивые. У всех общие проблемы.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо. Ernst&Young подытоживает выше сказанное.

ЕРАМ ТИТЦ: Я езжу по всему миру, я был и на TechCrunch, и на DLD, и SGF — везде. И я должен вам сказать, это одно из лучших мероприятий, которые я посетил. Почему? Причина в вас, в людях. Там великолепные компании. И мое предсказание заключается в том, что будет еще лучше, и будет очень сложно привлечь деньги со всем уважением, потому что все со стороны инвесторов, потому что у них есть огромный выбор компаний, и они могут выбирать, в кого они хотят инвестировать. Им не нужно гоняться за этим, но мы увидим определенный уровень консолидации на рынке. Я верю, что компании в том же пространстве начнут совмещать свои ресурсы, потому что размер играет роль и играет в вашу пользу. Компании, которые вы упомянули, должны с первого дня смотреть на глобальную картинку, потому что локальный рынок в конце концов заканчивается. Закрываете рынок — и что? Вы едете в Турцию, затем вы расширяетесь дальше и дальше. Затем ваша локальная игра становится вашим же препятствием на глобальной арене, поэтому вы должны думать глобально с первого дня. Будущее великолепно. Причина, почему я здесь, — это как раз это будущее. И почему мы вкладываем столько денег в это, потому что здесь много прекрасных людей, предпринимателей, которые готовы брать риск, которые готовы начать компанию, которые знают, что это будет сложно, что денег будет недоставать, но возможность присутствует. И глядя на компании... Это взрывает мой мозг. Великолепные компании. Все прекрасно, что я здесь вижу.

ВЕДУЩИЙ: У нас есть ровно одна минута, поэтому мы можем ответить, может быть, на два вопроса. Одна рука была уже поднята. Она уже отозвана? Хорошо. Таким образом, пожалуйста, один-два вопроса участникам сегодняшнего круглого стола. Пожалуйста. Тогда у меня к вам вопрос, очень простой и неожиданный. Но я хочу, чтобы мы посмотрели еще с глобального уровня. Кто является реальным конкурентом Google сегодня или кто может стать этим конкурентом в ближайшее время? Дайте ваше мнение. Виктор.

ВИКТОР КУЗНЕЦОВ: Я один раз слышал, по-моему, порядка года назад интервью кого-то из управляющих Google, и они сказали, что «наш основной конкурент —это Amazon». Я по-своему с ними согласен, потому что люди приходят в интернет удовлетворять свои потребности в покупках, в услугах, и Amazon здесь двигается, и очень быстро.

ВЕДУЩИЙ: Вот в оставшиеся 5 секунд я хочу сказать, что я ожидал услышать именно этот ответ, потому что мы у себя в компании считаем, что 2013 год — это год бурного развития электронной коммерции как в России, так и в других странах, в которых мы работаем с нашими проектами. Огромное спасибо участникам круглого стола. Давайте поаплодируем.

контакты

119072, Москва, Берсеневская набережная, 6, стр.3

+7 (499) 963–31–10
+7 (985) 766–19–25
do@digitaloctober.com