Digital October

Digital Branding. Best Cases 2017 конференция Digital Branding. Best Cases 2017

Главное отраслевое событие диджитал маркетинга

Agile Business Conference конференция Agile Business Conference

Поговорим о том, как меняются ведущие компании благодаря применению в гибких подходов

MBLTdev 2017 конференция MBLTdev 2017

ежегодная конференция мобильных разработчиков MBLTdev 2017

TechCrunch Moscow 2012. Горячая тема: видео

10 декабря 2012

Деловая программа. Беседа управляющего партнера Frontier Ventures Дмитрия Алимова, председателя совета директоров ivi.ru Олега Туманова, генерального директора Tvigle Media Егора Яковлева, главы по продажам цифрового контента The Walt Disney Company Владимира Девяткина, генерального директора Innova Systems Геворка Саркисяна и заместителя гендиректора НКС, директора по управлению медиа-активами «Ростелекома» Андрея Холодного.

Деловая программа. Беседа председателя совета директоров ivi.ru Олега Туманова, генерального директора Tvigle Media Егора Яковлева, главы по продажам цифрового контента The Walt Disney Company Владимира Девяткина, генерального директора Innova Systems Геворка Саркисяна и заместителя гендиректора НКС, директора по управлению медиа-активами «Ростелекома» Андрея Холодного. Ведущий беседы – управляющий партнер Frontier Ventures Дмитрий Алимов.

ВЕДУЩИЙ: Будем говорить о рынке онлайного видео. У нас прекрасные собрались эксперты. Я скромно начну с себя. Дмитрий Алимов, основатель и управляющий директор фонда Frontier Ventures, а также я сооснователь и инвестор проекта Ivi.ru. Постараюсь быть объективным. Итак.

ГЕВОРК САРКИСЯН: Я Геворк Саркисян из Ayyo.ru.

АНДРЕЙ ХОЛОДНЫЙ: Я Андрей Холодный, отвечаю за медийный бизнес группы компании «Ростелеком». Может быть, вы при этом, кстати, не знаете, что мы крупнейший оператор кабельного телевидения в России.

ЕГОР ЯКОВЛЕВ: Я Егор Яковлев, основатель и генеральный директор Tvigle Media. Это, наверное, крупнейшая компания на этом рынке, начавшая работу с легальным онлайновым видео еще в 2007 году. У нас на сегодняшний день аудитория около 10 миллионов человек, причем в основном они смотрят видео с рекламой.

ОЛЕГ ТУМАНОВ: Я Олег Туманов, основатель и глава Ivi.ru. Мы чуть-чуть младше, моложе вас все равно вдвое.

ВЛАДИМИР ДЕВЯТКИН: Я Владимир Девяткин, работаю в компании Walt Disney, отвечаю за дистрибуцию цифровых медиа.

ВЕДУЩИЙ: Ну смотрите, у нас такой совершенно интересный получился срез отрасли: несколько онлайновых кинотеатров, есть традиционные крупные игроки и владельцы прав на все эти объекты интеллектуальной собственности. Мы пока что будем обсуждать чисто российский рынок. В этой отрасли денег порядка 60 миллионов долларов – оборот, конечно – и растет она где-то на 80% в год, опять же в денежном выражении. С этой точки зрения получается, что это одна из наиболее быстро растущих отраслей. Конечно, она претендует на то же самое внимание граждан, что и масса других отраслей. Пока что, по нашим данным, люди в среднем готовы проводить в онлайне где-то час, смотря видео, в сравнении с 4 часами, которые проводят, смотря телевизор, однако мы знаем, что по молодежи данные очень обнадеживающие, потому что «зомбоящик» молодежь практически перестала смотреть и смотрит все меньше. А вот мы теперь видим слайд – здорово. Да, вот, собственно, те цифры, про которые я говорил.

Первый вопрос у меня к Егору как к долгожителю этой отрасли. Егор, как вы относитесь к тому, что происходит сейчас в отрасли? Устраивают вас эти темпы роста?

ЕГОР ЯКОВЛЕВ: Это уникальный рынок. Мне кажется, что мы живем в эпоху цифрового коммунизма. Это, правда, нелегко. Весь контент, любой контент в высочайшем качестве доступен в любой ситуации и практически всегда абсолютно бесплатен. С этой проблемой сталкиваются все легальные игроки. 10 миллиардов просмотров – из этих 10 миллиардов на легальные порталы приходится меньше 10%. Рост, конечно, большой. Это, пожалуй, самый быстрорастущий сегмент интернет-отрасли. Со своими проблемами, может быть, самый сложный, на самом деле, но при этом и самый многообещающий. Я полон энтузиазма.

ВЕДУЩИЙ: Кто-то хотел бы что-то добавить к словам Егора?

ОЛЕГ ТУМАНОВ: Я могу добавить, что рост этого сегмента нас поражает даже сейчас и, видимо, будет поражать и дальше, особенно с учетом распространения новых гаджетов, и, видимо, люди будут больше времени проводить, просматривая онлайн. Собственно, наша компания 85 миллионов просмотров набрала в одном только прошлом месяце, и это долгие, качественные просмотры. Но если сравнить нас по монетизации с американским рынком, мы увидим огромную разницу. В Штатах, прошу прощения, онлайн видео принесло 2 миллиарда долларов рекламного дохода в 2011 году. А мы свой прогноз по российскому рынку держим где-то на уровне 35 миллионов, то есть сорокакратная разница. Другое дело, что американский рынок в 4 раза больше нашего по количеству зрителей. То есть с экономической точки зрения рынок неэффективный. Видимо, надо признать, что, хотя рынок растет быстро, мы пока неэффективно на этом росте зарабатываем.

ВЕДУЩИЙ: Понятно, почему это все привлекательно для потребителей, которые могут смотреть то, что им интересно с любого устройства столько, сколько хочется, можно добавить какие-то социальные элементы. Другое дело, что, конечно, не все полностью эти скайсервисы предоставляют, но в целом идея должна быть очень увлекательной. Конечно, рынку еще большую работу предстоит провести, и вот хочу вас спросить, что вы считаете основными узкими местами в плане развития этого рынка в России? Может, Геворк, с тебя начнем?

ГЕВОРК САРКИСЯН: Все, пожалуй, согласятся с тем, что российский рынок все еще находится на эмбриональной стадии развития, поэтому все узкие места... Можно сколько угодно во всем винить пиратов и считать, что пираты не дают нам зарабатывать много денег, но на самом деле пираты способствуют развитию рынка. Мы с аналогичным явлением сталкивались в игровой отрасли, от лица которой я тоже могу здесь говорить. На самом деле игровая отрасль в России не смогла бы сложиться, если бы не пиратство. Дальше пришли официальные игроки и «отжали» пиратов. Мне кажется, что на данном этапе у нас все еще недостаточно действительно хороших продуктов, которыми можно было бы воспитывать вкусы потребителей. У нас 10 лет назад в плане онлайн видео был сплошной Черкизовский рынок, и поэтому стыдно в этой ситуации все валить на зрителей, потому что мы их сами не воспитали. Мы должны показать, что может делать действительно качественный поставщик легального контента.

ВЕДУЩИЙ: Понимаю, что тема пиратства близка и важна вам всем. Не могу не спросить в этой связи, что же делать? Я понимаю, что долгая история у этого феномена, и что впервые, конечно, столкнулись с онлайновым видео потребители как раз на пиратских сайтах. Но рано или поздно им нужно положить конец. Возможно, когда-то что-то сделает государство в этом плане, и, конечно, государство должно вроде как эту роль выполнять, но мы все знаем, что, как и многие другие, оно не особо старается выполнить эту роль. Что, соответственно, может сделать отрасль, Геворк?

ГЕВОРК САРКИСЯН: Мы все стараемся, действуя в рамках Уголовного кодекса, победить пиратство.

ВЕДУЩИЙ: А что можно сделать?

ГЕВОРК САРКИСЯН: Можно подавать в суд. На самом деле, мы же легко можем разобраться, где они находятся, где у них сервера. Это несложно. Мы недостаточно много внимания этому уделяем. На самом деле у нас до последнего времени не было продуктов, при помощи которых мы могли бы с ними конкурировать. Отчасти нужно признать, что мы до сих пор не имеем большого перевеса в плане конкурентоспособности. У многих пиратов очень хорошая инфраструктура, качественный стриминг. У них нет диарем, а это значит, что с них проще закачивать видео. Я извиняюсь, поскольку 60% потребителей используют пиратские версии Windows, и им естественный путь в руки пиратов, потому что мы не можем на такие машины ничего закачивать.

ЕГОР ЯКОВЛЕВ: Мы все еще маленькая компания, всего 30 человек, и нам трудно с мощными пиратами конкурировать, но мы считаем, что это не просто медийный рынок, поэтому важно, какие дополнительные услуги вы можете предложить. Если действительно можете предложить качественные актуальные услуги, клиенты к вам придут, несмотря на то, что вы дороже пиратов. Вот, скажем, этой осенью мы смогли вывести на рынок несколько премиальных совершенно продуктов, там и наши собственные мультики, и Walking Dead – третий сезон («Живые мертвецы», да). Мы раньше показываем эти фильмы, чем пираты. Есть, конечно, и другие инструменты. Нужно действительно предлагать какие-то услуги. Вот представьте себе, что телеканал бы просто показывал фильмы. Мне кажется, что здесь нужно гораздо больше добавлять головы, потому что это дело не просто рук. Я не буду говорить о правительстве и о том, какую работу должно выполнять правительство. Это самые очевидные были бы тезисы о том, что оно ничего не делает. Что можем делать мы? Во-первых, можем создать альтернативу пиратам. Чтобы эта альтернатива была интересной, у нас должен быть хороший контент. Если есть хороший, современный, разнообразный контент, если есть хороший интерфейс, у нас тогда есть шанс победить пиратов. Пока же мы видим, что нам очень трудно убедить владельцев контента делиться этим контентом. Они нам что говорят: мы вам боимся давать контент, потому что мы боимся, что его «спиратят». Слушайте, это смешно! Его уже в любом случае давно уже «отпиратили», и он везде. И это, конечно, создает для нас серьезные сложности. Все отрасли должны создавать качественную альтернативу пиратам, и мне кажется, что определенную роль, конечно, должны сыграть владельцы контента. Здесь хочется поблагодарить Walt Disney, который оказался, наверное, одним из наиболее гибких менеджеров, с которыми мы сталкивались. К сожалению, многие другие такой похвалы не заслуживают.

ВЛАДИМИР ДЕВЯТКИН: Мы стараемся эти премиальные окна использовать по максимуму, мы хорошо понимаем, что, если мы не будем бороться с пиратством, с ним никто не будет бороться.

ВЕДУЩИЙ: В продолжении этой дискуссии хочу спросить лично вас, Владимир. Каково отношение голливудских мастодонтов к этому рынку? Очень часто крупные студии закрывают глаза на то, что доступен пиратский контент, и ставят палки в колеса совершенно легальным игрокам вроде Tvigle и Ayyo. Я понимаю, что ваши компании наиболее прогрессивны в своей области, но попробуйте, пожалуйста, прокомментировать поведение остальных игроков. Оно мне кажется крайне нерациональным.

ВЛАДИМИР ДЕВЯТКИН: Я на самом деле не знаю, почему они себя так ведут, вы бы их спросили. Мы стараемся поддерживать максимально тесные отношения со своими партнерами, мы им предлагаем премиальные окна до начала локального видео-проката, выхода фильма на DVD. Мне кажется, хорошая возможность для всех заработать деньги.

ГЕВОРК САРКИСЯН: Реальная причина состоит в том, что Disney имеет офис в Москве и их цифровые специалисты состоят из российских граждан, а все остальные работают из Лондона, Лос-Анджелеса и в общем мало себе представляют, что за зверь этот российский рынок.

ВЕДУЩИЙ: Да, это скорей всего так.

ЕГОР ЯКОВЛЕВ: Хочу в заключение сказать, что не все остальные прям мерзавцы. Надо сказать, что BBC и FOX – тоже большие молодцы. Просто важно понимать следующее: если вы посмотрите на разбивку нашего потока, из 100 миллионов просмотров 70% – это фильмы российских режиссеров. И это, с одной стороны, сложность, а с другой стороны это здорово, потому что рынок очень фрагментирован. Нету каких-то российских мейджоров, 60 есть разных студий, которые снимают эти фильмы и видео.

ВЕДУЩИЙ: Давайте теперь поговорим о деньгах. В целом зарабатывать можно в двух моделях, первая – это рекламная, когда фильм смотрите бесплатно, но вынуждены просматривать рекламу, за которую сервис получает деньги. И, наконец, есть вторая модель, где пользователь платит либо за конкретные фильмы, либо платит за подписку. Понимаю, что в отрасли продолжаются споры об эффективности той или иной модели и их шансах на выживание. Андрей, расскажи, пожалуйста, что ты по этому поводу думаешь.

АНДРЕЙ ХОЛОДНЫЙ: Мне кажется, что рекламная модель позволяет быстрее деньги отбить, в то время как вторая модель вроде той, которая используется в «Забаве», она дает возможность использовать больше премиального контента и более широкий спектр интересных тайтлов получается в итоге. Но здесь выход на прибыль происходит гораздо позже, то есть горизонты совершенно другие. Но у нас есть ощущение, что мы этот рынок развиваем. Нам кажется, что рано или поздно рекламная модель потеряет свою привлекательность, не полностью, конечно, но частично. Пока что Ivi, конечно, на этом рынке доминирует. Потребители предпочитают платить своим временем, а не деньгами. Мы понимаем, что есть простые инструменты, которые должны облегчить оплату, скажем, мы для подписчиков «Ростелекома» придумали сервис, который позволяет людям просто платить раз в месяц за все просмотренное уже постфактум. После запуска этой услуги мы увидели, что наши продажи выросли аж на 45%. Пока что, конечно, в других городах лучше идет относительно бесплатный контент, но на самом деле общее количество платных просмотров растет зачастую двукратными темпами в месяц.

ВЕДУЩИЙ: Я так понимаю, что в большинстве случаев за голливудский контент люди платят, и это объясняется позицией владельцев контента. А почему вы думаете, в конечном итоге платная модель победит?

АНДРЕЙ ХОЛОДНЫЙ: Весь контент на «Забаве» платный. И это в принципе отражает нашу уверенность в том, что так будет стратегически лучше. Собственно говоря, многие фильмы, за которые вы должны платить деньги, просто не показываются там, где рекламная модель используется. То есть все равно вам придется деньги платить за то, чтобы увидеть той или иной фильм либо в кинотеатре, либо у нас.

ВЕДУЩИЙ: А если бы мейджоры вам давали топовый свой контент: сериалы, фильмы – при условии, что вы будете пользоваться рекламной моделью – вы бы согласились?

АНДРЕЙ ХОЛОДНЫЙ: Да, почему нет?

ВЕДУЩИЙ: То есть вы фактически говорите, что именно позиция владельцев контента ограничивает потенциал роста рекламной модели. Владимир, как владелец контента, вы должны нам больше рассказать о том, что происходит и в России, и в других странах. Есть ли у вас ощущение, что на рынках вроде российского, где настолько распространено пиратство, у одной из этих моделей больше шансов?

ВЛАДИМИР ДЕВЯТКИН: Платная модель в вебе работает не слишком хорошо, трудно конкурировать с бесплатным контентом, поэтому мы считаем, что рекламная модель на сегодняшний день лучше. А в закрытых экосистемах такой проблемы нету. Мы это знаем про iTunes, например. Да, я могу сказать, что наши результаты после выхода наших фильмов в iTunes очень хорошие. Первые, конечно, но очень хорошие.

ВЕДУЩИЙ: А почему, вы считаете, платная модель победит в закрытых экосистемах?

ВЛАДИМИР ДЕВЯТКИН: Вот представьте, вы сидите у себя на диване, расслабились, смотрите телевизор. Так легко нажать кнопочку и все получить сразу. Это удобство, за которое вы готовы платить.

ВЕДУЩИЙ: Следующий вопрос, а как будет сегментирован этот рынок. Вот, скажем, на рынке телевидения с рекламой показывается гораздо больше фильмов, чем за деньги, и Россия в этом плане ни разу не исключение. Я, конечно, соглашусь, что пользователи, скажем, iPhone и iPad – это особая категория, для них это удобно. Но для всей остальной массы потребителей почему вы считаете, это будет все равно верно?

ВЛАДИМИР ДЕВЯТКИН: В целом мне кажется, что рекламная модель ограничена и не имеет шансов на развитие, и мы в ней в целом мало заинтересованы.

ВЕДУЩИЙ: Отсюда растет следующий вопрос. Кто 10 миллиардов просмотров насчитал, это, конечно, большое число. По сравнению с этой цифрой доход получается мизерный. Почему же рекламодатели пока так мало интересуются показом рекламы в онлайне?

ОЛЕГ ТУМАНОВ: 10 миллиардов просмотров – в основном это просмотры на пиратских сайтах, а большинство рекламодателей не хотят, чтобы их ассоциировали с пиратским контентом. Во-вторых, это все-таки все еще инновационные форматы. Рынок еще к ним не до конца адаптировался, развитие идет настолько быстро, что реклама на смарт-телевизорах, на мобильных телефонах оказалась совершеннейшей новостью для многих рекламодателей. То есть здесь нам нужно придумать какие-то новые системы метрик, измерений, мониторинга. В целом мне кажется, что наша рекламная отрасль крайне неэффективна. Егор не даст соврать – 40-50% всех денег в этой отрасли забирают себе рекламные агентства, что, на мой взгляд, совершенно абсурдно, потому что мы столько денег вкладываем в свою технологическую базу, в свое продвижение. Они по сути посредники. Непонятно, за что они эти деньги берут. Я думаю, что в последующие годы мы эту проблему, конечно же, как-то устраним.

ЕГОР ЯКОВЛЕВ: Давайте предположим, что у нас с Олегом есть хороший, уникальный продукт, уникальный с точки зрения потребителя, его нет у пиратов. Мы при этом надежней, безопасней, приятней. Предположим, что вот эти 10 миллиардов просмотров будут наши. Тогда этот рынок станет 500-миллионным за несколько месяцев. И вот тогда вы что, откажетесь от этих денег, не будете давать нам свой контент? Это не недостаток бизнес-модели, это вопрос взаимодействия между игроками данной отрасли, вот и все.

ВЕДУЩИЙ: То есть что вы конкретно предлагаете? Хочется же, чтобы это был 500-миллионнодолларовый рынок завтра.

ЕГОР ЯКОВЛЕВ: Нам нужно предлагать потребителям действительно конкурентоспособные продукты. Как только потребители это поймут, совершенно по-другому все будет. Когда мы выложили в онлайн новые эпизоды Walking Dead, у нас 300 тысяч человек в ближайшие несколько часов начали смотреть. Это сравнимо с лучшими рейтингам какого-нибудь REN TV. Люди готовы этот контент потреблять. 40 миллионов человек в России смотрят видео в онлайне. Чего ждать-то, я не понимаю. У нас уникальный опыт есть на этом рынке. Мы пропустили вообще вот этот этап с декодерами, с кабельным телевидением. У нас самый высокий в мире процент эфирного телевидения. Ни в одной другой стране вы не увидите премьеры полнометражных фильмов на эфирных каналах в первые несколько месяцев после их выхода.

ВЕДУЩИЙ: Последний вопрос вам задам о влиянии мобильных телефонов и прочих устройств, скажем, подключенных к интернету, и телевизоров, игровых консолей и так далее. Мы хорошо знаем, что лидеры отрасли вроде NetFlex и прочих зарабатывают как раз на подобных мобильных устройств больше 50% своих доходов. Кто хочет начать?

ГЕВОРК САРКИСЯН: Можно, я? Мне кажется, очень важно разобраться в том, что актуально для потребителей, чего они правда хотят. Мы вот обратили внимание на то, что смотреть фильм, нагнувшись к монитору ноутбука или планшета, неудобно. Гораздо удобнее смотреть фильм полулежа на диване, поэтому у телевизоров и планшетов будущее есть, а у ноутбуков, по-моему, его нет. По нашим последним данным (думаю, они совпадают в данными Владимира), все больше и больше людей смотрят онлайн видео на смарт-телевизорах, поэтому браузерная версия нашего сервиса у нас будет основной.

ВЛАДИМИР ДЕВЯТКИН: 80% всех транзакций в итоге выводят наш продукт на смарт-телевизоры, да, то есть подключенные к интернету, в основном большие панели.

ВЕДУЩИЙ: Так что не мы одни, в целом весь этот рынок нацелен на планшеты и подключенные к интернету телевизоры. Я понимаю важность этого, удобство. Какие-то мобильные устройства тоже расширяют размеры этого рынка, но ведь они же должны повлиять и на структуру отрасли. Кто хочет прокомментировать?

ОЛЕГ ТУМАНОВ: Могу данными своими поделиться. Мы свою программу девайсов начали в прошлом году. Сейчас 46% всех просмотров идет как раз с мобильных девайсов. Мы считаем, что в следующем году их доля может дойти и до 70%, а ПК становятся таким промежуточным устройством, важность которого будет снижаться с каждым годом, потому что люди будут смотреть видео там, где это удобно, будь то кухня, гостиная или где-то в транспорте.

ВЕДУЩИЙ: Хорошо, а кто же от этого выиграет, кто на этом заработает, у кого будет больше денег в этой отрасли?

ЕГОР ЯКОВЛЕВ: Мне кажется, что в принципе изменится контент, который мы смотрим с таких устройств. Я не ожидаю здесь совершенно линейного потребления, буквально год назад кто-то в NetFlex сказал: забудьте о линейном телевидении. 90% обычного телевидения – это не праймтаймовое вещание, это же все неактуально для мобильных устройств. Для мобильных устройств вам нужен праймтаймовый контент 7 на 24, 24 на 7. Кардинально должна измениться структура контента, и это, мне кажется, особенно верно для мобильных устройств, где в основном будут очень короткометражные видео показываться. Мне кажется, что это открывает массу возможностей перед небольшими продюсерскими компаниями.

ВЕДУЩИЙ: То есть окажется, что дистрибуция повлияет на типы контента, которые будут предоставлены?

ГЕВОРК САРКИСЯН: Конечно, от этого выиграют мейджоры и кинопродюсеры.

ВЕДУЩИЙ: У нас осталось чуть-чуть времени буквально на два вопроса. Кто хочет, поднимайте руку.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Говорили о пиратстве, но вот теперь еще есть и AppStore. Как вы с ними будете конкурировать? В AppStore еще можно и блокбастеры какого-нибудь Universal купить. С ними вы сможете конкурировать?

АНДРЕЙ ХОЛОДНЫЙ: Если вы сравниваете то, что сейчас есть в iTunes с тем, что есть в других российских сервисах, вы увидите, что диснеевский контент доступен по-русски. Контент в iTunes дороже, чем у меня, у Innova или кого-то еще. В-третьих, как мы с вами знаем, нету пока приложения для смарт-тв, а мы считаем, что роль, которую играют подключенные телевизоры, будет расти. Мне кажется, что iTunes наконец покажет российскому рынку, что и в России можно легально продавать контент.

ВЕДУЩИЙ: Есть у нас время еще на один вопрос? Кто последний вопрос задаст? Пожалуйста, вот там.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Ярослав Городецкий из CD&Video. Много есть приложений для смарт-телевизоров, однако поисковиков для них маловато, механизмов оплаты мало. Какой, на ваше взгляд, будет killer app для этого рынка? И, кстати говоря, показ рекламы на смарт-телевизорах – тоже дело непростое. Каким вам видится будущее этого рынка, так чтобы мы наконец смогли на этом деле заработать?

ГЕВОРК САРКИСЯН: Вы легко можете платить с мобильного телефона, и мне кажется, это залог успеха, потому что когда вы уже развалились на диване перед телевизором, то очень удобно платить именно с мобильного телефона, буквально минута времени – и дело в шляпе. Поиск уже возможен, хотя, конечно, искать через телевизор пока неудобно, через пульт. Конечно, решать некоторые задачки нужно не так, как мы это привыкли делать в вебе, просто потому, что механика использования другая.

ВЕДУЩИЙ: Ну что же, спасибо большое участникам нашей дискуссии.

контакты

119072, Москва, Берсеневская набережная, 6, стр.3

+7 (499) 963–31–10
+7 (985) 766–19–25
do@digitaloctober.com