Digital October

Fuckup Nights Moscow Лекции Fuckup Nights Moscow

Приглашаем вас для обсуждения наиболее ярких провалов и историй неудач

Sketchfest EXPO 2016 Выставка Sketchfest EXPO 2016

первая выставка скетчеров, мастер-классы и новогодний арт-маркет!

Know More: Как открыть свой бар, кафе, ресторан и сделать его успешным? Интенсив Know More: Как открыть свой бар, кафе, ресторан и сделать его успешным?

интенсив от Даниила Гольдмана

Лекция Эллен Йоргенсен. Генетические эксперименты в домашних условиях

3 июля 2012

3 июля в центре Digital October в рамках проекта Knowledge Stream состоялась лекция Эллен Йоргенсен, президента и соучредителя лаборатории Genspace, открытой для всех желающих заниматься генной инженерией. Эллен рассказала слушателям о создании своей лаборатории и о том, почему такие организации должны развиваться. Используя продукты, которые можно купить в любом супермаркете, она показала гостям Digital October, как можно получить ДНК клубники.

ВЕДУЩАЯ: О вашем научном опыте. Поэтому микрофон вам. Спасибо за то, что присоединились к нашему проекту. Надеюсь, также увидимся и во время сессии вопросов и ответов.

ЭЛЛЕН ЙОРГЕНСЕН: Спасибо, Юля. Итак, первое, что я хотела бы сделать, это показать короткий фильм, который был снят ВВС о Genspace, потому что он подытожит все в очень коротком сообщении. Поэтому уделите ему немножечко внимания.

Ну, надеюсь, пока фильм не начнут, могу поговорить. А вот и он.

Показан видеоролик

ЭЛЛЕН ЙОРГЕНСЕН: Здравствуйте, я Эллен Йоргенсен, а это Бруклин, Нью-Йорк. Добро пожаловать в Genspace — самую первую общественную биотехнологическую лабораторию в мире. Что такое общественная лаборатория? Это лаборатория, которая не аффилирована с университетом и не финансируется корпорациями. Биотехнологии я определяю как использование всех потрясающих процессов, происходящих в природе на протяжении миллионов лет, для полезных целей. Например, взять какую-то бактерию и модифицировать ее, чтобы она съедала нефтяные разливы. Мы начинали встречаться в квартире, у нас был пластик на полу, мы проводили эксперименты, затем мы все чистили отбеливателями, затем все полностью обеззараживали, но мы не могли проводить серьезные исследования, на которые требовалось более одного дня. Поэтому мы нашли это сумасшедшее здание. На этом этаже в основном собираются люди. Здесь и дизайнеры, и архитекторы. Вот это архитектурная модель, которая была разработана для какого-то арт-шоу. У нас люди становятся членами нашей организации, и это место, где они могут улучшать свое мастерство, проводить эксперименты. Также мы проводим большое количество образовательных программ. Например, мы приглашаем студентов, которые приходят к нам, школьники, они исследуют образцы ДНК для того, чтобы посмотреть, как выглядят ДНК различных растительных существ.

ОЛИВЕР МЕДВЕДИК: В этой лаборатории я приобрел целый ряд оборудования на eBay — это инкубатор для роста культур, автоклав для стерилизации оборудования также купили на eBay. Есть несколько проектов, которые сейчас проходят здесь. Один из самых активных — это растения, которые, вы видите, растут над вашей головой. Один из наших членов хотел бы создать что-то новое на основе растений, например, экспрессировать какой-то ген, который, например, будет, может быть, светиться в темноте.

ЭЛЛЕН ЙОРГЕНСЕН: Очень важно, чтобы эти лаборатории существовали по целому ряду причин, чтобы было пространство, где вы можете проводить те эксперименты, которые вы хотите, чтобы при этом было безопасно и чтобы вы не отвечали перед какими-то властями, что это имеет смысл, а это не имеет смысл, потому что это очень тормозит креативность. Второе. Если у вас люди, которые хотят участвовать в науке, как вы можете отклонять их запросы! Как нельзя им помогать, этим молодым людям, которые приходят и говорят: «Я люблю науку, я хочу знать о ней больше», — зачем отталкивать их! И я именно так и отношусь к этому.

ЭЛЛЕН ЙОРГЕНСЕН: Итак, давайте вернемся к презентации. Как вы видели в этом видеофильме, Genspace — это некое общественное пространство, это лаборатория, которая построена в каком-то здании, в котором находятся сотни других офисов и бизнесов, и ни один из них не имеет отношения к биотехнологиям. Таким образом, это немного другая модель, чем обычные стандартные пространства, где осуществляются биотехнологические исследования, где 5, 6, 7 биотехнологических компаний находятся в одном здании и у них общая лаборатория. Это в большей степени общественная лаборатория, и она была создана движением, которое называется DIY bio, или «Биотехнологии своими руками». И для того, чтобы рассказать вам, я хотела бы вернуться к началу нашей истории. Итак, «Биотехнологии своими руками» — это некая философия, это некое движение, которое говорит, что биотехнологии слишком важны, чтобы быть в руках только университетских лабораторий или крупных корпораций, и конечный пользователь этих биотехнологий — и каждый из нас должен иметь к этому доступ, потому что эти мощные биотехнологии, в конце концов, касаются каждой части нашей жизни. Они уже и в пищевой цепочке, они заменят многие наши виды топлива, они будут использоваться и уже используются в разработке лекарств, и я не могу даже сказать, что доступно и что недоступно в России, есть ли подобные услуги в России, но в Соединенных Штатах Америки вы фактически можете взять любой биоматериал, отправить в любую специальную биотехнологическую компанию, которая предоставит вам полную информацию об этом биоматериале. Например, имеет ли этот материал какое-то отношение к какому-то заболеванию, являетесь ли вы носителем этого заболевания, и вы можете предоставить, и с точки зрения развития технологий вы можете получать профили по любому человеку. Целый ряд решений необходимо принимать на основании биоматериалов, потому что существует очень много этических, социальных и других проблем, которые возникают вокруг этого вопроса в связи с этими новыми технологиями. Я считаю, что все должны быть образованы в этой области и иметь хотя бы общее понимание, как биотехнологии работают. И для меня нет лучшего пути узнать о чем-то, чем фактически участвовать в экспериментах. Поэтому это моя философия, она соответствует философии Конфуция: «Я слышу — я забываю. Я вижу — я помню. Я делаю — я не забываю». Вот это была философия.

Таким образом, почему появилось движение «Биотехнологии своими руками»? Комбинация нескольких факторов была тому причиной. Прежде всего, технология для расшифровки ДНК уже существует, и эта технология становится более и более дешевой. Вы, вероятно, знакомы с теми новыми процессами, которые сейчас становятся более и более дешевыми. Темпы, посредством которых синтезируют ДНК, все больше и больше ускоряются, становятся более и более дешевыми эти технологии. Есть футурист Роб Карлсон, он публикует большое количество футуристических книг. Он описывает то, каким образом эти технологии влияют на нашу жизнь. Например, если мы говорим об автомобиле. 10 лет после того, как человеческий геном был скопирован, и это тогда стоило миллионы и миллионы долларов, и требовались десятки лет, это было где-то 5-10 лет назад. Вот в тот период времени, если бы такие же улучшения произошли с автомобилем, это бы стоило 10 центов. То есть это вот тот темп, с которым считывание и запись ДНК сейчас происходит, как это происходит с автомобилями. И сейчас можно уже секвестировать человеческий геном менее чем за день, сейчас это уже стоит несколько сотен евро, и оборудование уже имеет размер нескольких USB-флешек. Таким образом, это делает эти технологии более доступными людям, которые занимаются или увлекаются этим, как хобби, потому что цены на эти технологии становятся более низкими. Вот один из подобных экспериментов. Таким образом, эти технологии становятся дешевыми для того, чтобы просеквестировать какую-то конкретную ДНК. Следующее, что произошло, это то, что многие биотехнологические компании, особенно в США, прошли через экономический кризис и начали продавать свое оборудование на таких сайтах, как eBay, и это оборудование стало доступным, особенно для тех, кто хочет запустить собственную лабораторию. Для них стало легко купить это оборудование с большой скидкой, иногда его даже раздают бесплатно. Например, мы получили оборудование из университета, они просто заменяли старое оборудование новым, и старое они отдали бесплатно нам.

Третье, что происходит, это подъем темы, которая называется «синтетическая биотехнология». Есть некая международная конкуренция за ученых, за привлечение новых мозгов, и IGEM — это Международный генно-инженерный институт, деятельность которого была начата в MIT в Кембридже, Массачусетсе, и выпускники из 100 стран всего мира конкурировали, они хотели выиграть грант, который предоставлялся как приз, в течение трехмесячного соревнования. Для того чтобы поддержать это соревнование, этих молодых ученых, был основан неприбыльный фонд. И вы видите здесь определение синтетической биологии. Оно немного отличается от того, что мы обычно рассматриваем как биологические исследования, потому что это биология с инженерной точки зрения, то есть инженеры разрабатывают, тестируют, перерабатывают, и что они пытаются фактически сделать, они пытаются создать что-то полезное, они необязательно пытаются обнаружить, что происходит в естественной среде, и поэтому с инженерной точки зрения и с точки зрения генной инженерии биоисследования стали очень интересной наукой, но при этом и очень опасной и неэффективной, потому что инженеры должны быть эффективными.

Таким образом, они приняли решение, что они смогут направить свои усилия, чтобы создать новое направление науки — это синтетическая биология. То есть, что вы здесь делаете как инженер? Вы как инженер создаете что-то из компонентов, а компоненты полезны только тогда, когда они стандартизированы, поэтому каждый компонент должен обладать определенными спецификациями, а спецификация… Например, с точки зрения самолета говорится, что каждый болт, или каждая гайка, или каждый компонент в самолете должен следовать каким-то спецификациям, стандартам, допускам. Например, как он может выдерживать нагревание, охлаждение, требования по функциональности, по внешнему виду. И эти люди сказали: а почему бы не применить те же стандарты к ДНК, к кодированию биоматериалов. И они создали библиотеки стандартизированных биологических компонентов. И стандартизированные биокомпоненты — это компоненты ДНК, которые обладают каким-то функционалом. Это может быть ген, это может быть контролируемый блок гена, или это может быть даже некий прибор, который вы можете создать из этих биокомпонентов так же, как вы используете резисторы, транзисторы и конденсаторы для того, чтобы создать электросхемы, и это все происходит в наших клетках в результате биологических схем, которые очень похожи на схемы, которые используются на сегодняшний день в радиоэлектронике. И что они сделали, когда они создавали эту биобиблиотеку? Они собрали все эти компоненты, они должны иметь совместимые концы, посредством которых они могут собрать их в некое целостное ДНК, и, в конце концов, это создание некоей длинной линейной молекулы. Если вы хотите изменить информацию в ней, вы можете разрезать ее, как старую видеопленку или фотопленку. То есть фактически вы разрезаете молекулу и собираете эти компоненты другим образом. Это все очень просто.

И что они сделали — они разбили эти части, описали их в библиотеке, создали их, чтобы у них были совместимые оконечности. На моем слайде очень плохо видно, там должно быть EXXP, они обозначают энзимы, которые используются для разрезания ДНК в конкретных местах, и когда фермент разрезает ДНК, он оставляет как раз совместимые концы, о которых я говорю, и таким образом их можно совместить, потому что все эти кирпичики обладают одинаковой конфигурацией на своих концах. То есть идея заключается в том, что, если вы создаете эти достаточно простые компоненты, описываете их достаточно ясными стандартами, даже люди, которые не знают ничего о биологии, могут создать биоцепочку или биосхему из этих компонентов. И в рамках вот этого соревнования, что они сделали. Прежде всего, они предоставили командам в начале лета много этих биокирпичиков, и одним из требований этим студентам было также вернуть новый компонент или новое ДНК, или, может быть, выявленный новый компонент в эту библиотеку. Таким образом, они начали наполнять эту библиотеку биокирпичиками. И таким образом и начались «Биотехнологии своими руками».

После этого соревнования многие студенты очень сильно заинтересовались этим процессом, и после того как они все-таки закончили свои вузы, они решили заниматься чем-то подобным. И так как многие из этих людей работали над одним и тем же организмом во время соревнования, E. coli-12, который был в 70-е годы выведен, когда генетический инжиниринг только начался и все люди, которые были вовлечены в эту работу, уделяли очень много внимания созданию новых организмов. Но, естественно, они беспокоились, чтобы этот организм не вырвался на свободу, потому что никто не знает, что произойдет. И это организм, который в прошлом использовался, и не было пока еще никакого несчастного случая с ним. Но он достаточно безопасный организм. Пару недель назад я читала историю, кто-то сказал мне, что его профессор выпил напиток, где была вот эта E. coli —бактерия, чтобы показать классу, что она безопасна. Но, так или иначе, E. coli считается очень безопасным организмом, и молодые люди начали задавать вопрос, а почему бы нам не поработать с этим организмом так же, как мы работаем с электронными девайсами, с электронными компонентами. И это следующее направление, которое стало основой «Биотехнологий своими руками».

Вот это пример одного из тех проектов, которые проходили это соревнование. Это было в 2009 году. Вы видите вот этот график в центре, это схематическое описание ДНК-цепочки, которую они создали. То есть у них был некий датчик, это кусочек ДНК, который используется как квинтэссенция. Затем к нему подсоединяют другие компоненты, так называемые промоутеры, которые реагировали на какие-то химические реакции, которые могли реагировать на тепло или на содержание сахара и на другие вещи. И затем вот эта вводная информация передавалась в некий настроечный механизм, и в результате получался определенный цвет. Это был первый шаг в создании биологического сенсора, и некоторые примеры тех вещей, которые могут делать с помощью этих биосенсоров, это, например, определение заражения мышьяком, потому что в некоторых странах — в Индии, в некоторых регионах Кении — есть проблемы заражения мышьяком. И этот проект сделал возможным использование этого материала как портативного биосенсора для определения зараженности мышьяком. И люди использовали эту бактерию, и когда менялся цвет, они знали, содержится там или не содержится, можно воду пить или нельзя воду пить. Это один из примеров практичного использования таких биосенсоров.

Также использование таких вещей, как, например, дрожжи. Например, МакКензи Камел и Джеймсон Боул были пионерами в этой области, они приняли решение, что они запустят интернет-сайт и пропишутся в Google. Это было очень интересно, что они обратили свое внимание на Google, потому что это было начало, это давало людям место в онлайне, где люди могут обсуждать эти вопросы. И, таким образом, они создали такой клуб, в котором состояло 2,5 тыс. человек, и каждый день они участвовали в диалогах. Вот это, например, скриншот такого диалога. И вы видите, 18 тыс. сообщений только на одну тему. И люди хотели получить различные практические советы, когда они занимались какими-то биоэкспериментами. Например, они задавали вопросы, должно ли быть это, как, например, open source программирование, и вообще, разрешается ли людям зарабатывать деньги на подобных изобретениях, сделанных в такой среде. И это был тот дискурс, который шел и до сих пор идет, и частью этого является такое широкое распространение. И, в конце концов, люди идентифицируют себя как участников этого проекта — «Биотехнологии своими руками».

К сожалению, это было подхвачено американской прессой в очень негативном свете, статьи были экстремально негативными на начальном этапе, был некий такой дух: о, давайте-ка запугаем всех этими биотехнологиями, давайте-ка расскажем, как люди занимаются нерегулируемым управлением бактериями! И вот это то впечатление, которое у них было по отношению к нам. Поэтому, когда мы приехали в Нью-Йорк, мы встретились в Google, и мы решили, что мы будем проводить эксперименты, как вот в этом фильме, в нашей комнате, и мы очень нервничали. Естественно, у нас был пластик на столе и на полу, мы не разрешали никому трогать материал руками, только я его трогала, когда нас снимали журналисты. И когда мы закончили, мы все отбеливателем очистили, мы были очень осторожными по той причине, что мы были группой всего лишь две недели с момента нашего существования. И это история, которую все журналисты хотели покрыть в своих журналах и газетах, и мы думали, что на этот момент эти истории будут негативными. Но если мы откажемся предоставить им пищу для истории, будет еще более негативная обратная связь. Таким образом, к нам пришел репортер из New York Times, для нас это было очень большой стресс, и мы приняли решение.

У нас был еще один этап, когда мы работали в пространстве для хакеров, это называется New York Resistor — это территория хакеров, и мы там же собирали наши группы «Биотехнологии своими руками». Они собирались там в каком-то уголку, потому что хакерская культура в принципе очень открыта подобным вещам, многие хакерские территории — люди пьют пиво, пьют комбучу, то есть фактически они уже так делали свои первые биологические эксперименты. И тут они пригласили нас, и там всегда был как минимум один человек, который обладал опытом в биотехнологиях, и он хотел поэкспериментировать более глубоко. Таким образом, мы участвовали в этом процессе на территории хакеров, но потом мы приняли решение, что нам нужно собственное пространство, и примерно два года назад мы нашли место вот в том здании, которое вы видели в видео.

Но все это пространство построено из повторно используемых материалов, потому что человек, который является владельцем здания, коллекционирует различные архитектурные решения, которые созданы из повторно используемых материалов, и у него было очень много стеклянных дверей в том числе. И он отделил наше пространство вот этими стеклянными дверями, чтобы все могли видеть, что мы делаем. Затем он создал такие скамейки, вот вы видите на этом слайде, из ресторанных стоек, потому что они из нержавеющей стали. И мы хотели как раз их использовать для безопасности, для того, чтобы разделять материалы на различные уровни биобезопасности — уровень 1, 2, 3 — есть различные организмы, которые недолго живут, а 4-й уровень — это экстремальные инфекционные биоматериалы, которые могут даже убить людей. Таким образом, мы приняли решение разбить наши хранилища на четыре сектора по уровням опасности и поставить знаки на дверях: «Не курить», «Не пить», «Не есть». Также у нас есть чистое пространство. Поэтому нержавеющая сталь была идеальным материалом для создания подобного пространства.

И сейчас я хочу показать видео, и вы можете прочувствовать, каково это присутствовать у нас на нашем пространстве. Это вот как раз было частью видео, которое было снято каналом Discovery. Это водоросли, которые выращивались нашими студентами, школьниками, они также являлись участниками проекта секвестинга ДНК. Вот один из наших студентов занимается биоинжинирингом, хочет выращивать такие бансаи, это вот проект с бактерией, которая создает потрясающие структуры. А это еще проект: мы отправляем шары в стратосферу для того, чтобы отобрать микробные образцы, вернуть их обратно и проанализировать.

И знаете, потрясающе, что можно сделать в таком малом пространстве: это вот наша команда Y-Gen, это вот квантовая точка, которая выражена бактерией, которую мы смогли вывести, и вот видите, она растет. Это то, чем мы занимаемся.

Мы также проводим большое количество обучающих программ в средних школах. Для средней школы, в которой не было преподавателя по биологии и по биоинженерии, мы провели класс по исследованию различных типов ДНК с помощью технологии, которая называется электрофорез. Мы вместе с этими школьниками проводили различные исследования, различные биологические тесты. Вот здесь на фотографии лекция, где мы приглашаем ученых, и они читают лекции студентам и школьникам, проецируют прямо с проектора на белую стену. Не так красиво у нас, как у вас. Вот здесь вы видите, у нас проводился очень большой научный фестиваль в Вашингтоне. Это был прорывной фестиваль, многие люди, которые посетили его, выразили желание продолжать этот процесс. Было два профессора из университета Алберда в Канаде, они также присоединились к нашей команде Genspace и начали соревнование Genomacon. Это вот некий кит, некий инструментарий для того, чтобы заниматься генной инженерией в школе, и они начали создавать такие инструментарии для школ, где вы можете брать, разрезать ДНК, вносить его в бактерию, менять, например, бактерия начнет менять цвета. Но вы не можете создавать целые цепочки. В части этого упражнения вы можете перенести только один компонент ДНК в бактерию. И вот это был фактически инструментарий, который позволял школьникам делать первые шаги, как работать с ДНК, и в этом была красота. И мы начали создавать подобные библиотеки и подобные инструментарии для школьников, на основе которых они могли учиться. Также мы использовали специальную центрифугу, которая используется для разделения компонентов ДНК. И затем для того, чтобы выделить необходимый компонент, нам необходимо было использовать эту центрифугу, но мы могли последовательно конструировать вот те конструкторы и ДНК.

И мы начинали с компонента №1, компонент №2, затем фермент, который разрезал компоненты, затем промывали вместе со школьниками, чтобы второй компонент мог получить доступ к первому и чтобы был присоединен к нижней части пробирки, затем добавляли 3-й компонент, и так далее, компонент за компонентом мы могли создавать этот конструктор и затем вносить это в бактерию. То есть мы вместе со студентами начинали заниматься такой генной инженерией в школе, в нашей лаборатории, и люди, которые приходили туда, они были поражены, что это можно делать на таком базовом уровне. И люди, которые участвовали в этом, например, представители Американского общества микробиологии пришли к нам и сказали: «Вы что, действительно занимаетесь генной инженерией прямо здесь в палатке на этом фестивале?» Мы говорим: «Да».

И все, что мы там делали, трансформировали бактерию с помощью гена, например, который влияет на изменение цвета (это вот как тот проект, о котором мы говорили). Вы также можете использовать естественные биологические цвета, которые заставляют бактерии флюоресцировать, и они начинают расти, и затем мы видим целую группу бактерий. И мы создавали флюоресцирующие белки, или мы использовали их как маркеры. То есть у нас были небольшие пробирки с этими бактериями, достаточно безопасные, и дети рисовали картинки прямо с помощью этих флюоресцирующих бактерий. Затем мы возвращали их обратно в лабораторию и затем выкладывали их в онлайн, и дети видели по номеркам, какая картинка, нарисованная вот этими флюоресцирующими бактериями, принадлежала им.

И многие другие вещи можно делать в подобной лаборатории. Много чего можно делать, работая только с ДНК, а не с живыми организмами. И я не знаю, каково законодательство в России, но я знаю, что многие европейские и американские законодательные органы не позволяют заниматься генетическим инжинирингом, если у тебя нет соответствующих лицензий, выданных правительством. И для того, чтобы заниматься этим, тебе необходимо иметь определенное образование в области биологии, закончить университет по этой специализации. Чем ты все-таки можешь заниматься — ты можешь извлекать ДНК, например, из себя или из каких-то растений и можешь исследовать их. Таким образом, когда ты занимаешься на таком уровне, в принципе это несильно регулируется госорганами.

И вот что мне нравится в штате Аляска, например. У меня там есть такой бревенчатый дом, куда я часто езжу, и в прошлый раз, когда я была там, я сделала фотографии растений, собрала образцы этих растений, я проштрихкодировала эти растения. Штрихкодирование — это рассматривание растений и определение их по их ДНК, а не по внешнему виду. И это очень доступный путь классификации растений. Таким образом, вы получаете особое знание. Например, если я пытаюсь описать это растение, как обычно описывают его, должен использоваться целый ряд технологий: как выглядит этот цветок, в каких условиях он растет, и многие другие технические описания. Но если мы ДНК-штрихкодируем его, тогда это становится легко, это последовательность ДНК, которая вносится в базу данных, и эти базы данных становятся доступными всем, и люди могут просто извлечь ДНК из растений и сопоставить его с тем, которое имеется в библиотеке. И тут же можно увидеть, к какому классу относится это растение, является ли это новым классом, или это уже отштрихкодированное и внесенное в базу данных растение. Например, если вы в ДНК-последовательности находите какой-то сегмент, который еще не отображен, вы можете зарегистрировать как некое новое растение. И я помню, когда я приехала из Аляски, я внесла это растение в эту базу данных: я увидела, что это еще не было описано.

И многие школьники, и многие другие люди могут заниматься этим не только в университетах и лабораториях. Для школьников в вашем городе, если они будут участвовать в подобном проекте, даже без какого-либо финансирования. Это может использоваться также для образования учителей, и эту лабораторию могут использовать и те школьники, и те студенты, которые даже не учатся на биологических факультетах. То есть это пространство становится открытым и доступным. Процедура участия очень проста. То есть ты можешь принести какой-то образец и написать запрос на извлечение ДНК, и затем ты сам можешь поучаствовать в процессе копирования определенного секвестинга этого ДНК. И как я уже говорила, у нас есть много компаний, которые по запросу могут делать это секвестирование ДНК, но сейчас это стоит примерно $7. Но это то, что сейчас уже школьники могут делать и сами, прочитав об этом в научно-популярной литературе. Вот еще один проект, который был запущен школьниками, которые приняли решение, что они будут тестировать ту еду, которую они едят. Первое, что они протестировали, это суши. В Нью-Йорке очень много суши-ресторанов, в каждом квартале, и они говорят, что они дают вам конкретный тип рыбы, и эти девушки решили узнать, ту ли рыбу они им предлагают или не ту. Они взяли образцы суши, проштрихкодировали их, и они узнали, что в некоторых случаях рестораны лгут о том, какую рыбу они предлагают. И они просто вместо каких-то редких рыб предлагали простого тунца, и это также стало истиной в штрикодировании пищевых продуктов. Затем они протестировали сыр, они выяснили, что это был не тот сорт сыра, который был заявлен. Также икру они штрикодировали для того, чтобы выяснить, от какой рыбы эта икра. То есть вы видите, как много использований данной технологии можно найти в нашей повседневной жизни. Также биомаркеры, которые они могут использовать. Есть такие базовые генные модификации, которые используются для того, чтобы модифицировать, например, кукурузу, соевые зерна, для того, чтобы создавать генно-модифицированные продукты, и они вносят гербициды в культуры, и эти генетически модифицированные культуры не погибают от этих гербицидов, а погибают только другие растения, которые не модифицированы. И, естественно, они могут извлекать ДНК, и можно сказать уже по этому ДНК, является ли эта пища генетически модифицированной или не является таковой. И, таким образом, если продукт продается под лейблом, что это не генетически модифицированный продукт, они начали их тестировать. И, например, вот дети поймали божью коровку, которая выглядит как божья коровка, но они провели ее тестирование и выявили, что это жучок, который вообще откуда-то из Японии попал к нам. И как раз вот благодаря секвестированию они смогли это выявить. Это тоже очень интересно.

Есть немецкий журналист, который снял целый фильм об этом, и я надеюсь, он будет показан, ну очень умный. Он со своим коллегой принял решение, что они будут использовать биомаркирование для того, чтобы выяснять, чья собака покакала на улице. И что они сделали? Они ходили по улице и кидали теннисные мячики в собак, и мячики, естественно, попадали собаке в рот, и в слюна попадала на мячик, и они брали ДНК из этого мячика и создавали базу данных собак по этой слюне. И они ездили на микроавтобусе с биолабораторией, встроенной в нем, и камерами они снимали фотографии всех собак, и затем вот эти вот шаблоны ДНК они штрихкодировали, привязывали к конкретной собаке конкретные фотографии, к конкретному владельцу собаки, и создали целую базу данных, и это еще одно, как можно использовать лабораторию без какого-либо генного образования.

Вы можете также исследовать собственный геном. Например, если в вашем семействе вы можете провести исследование вашего генного кода и посмотреть, есть ли там какие-то, например, вы можете промыть свой рот, сплюнуть в пробирку и затем исследовать, потому что внутри нашего тела, как и снаружи нашего тела, вы получаете генное кодирование. Таким образом, вы можете получить достаточное количество ДНК, чтобы сделать полноценный анализ и выявить, есть ли какие-то заболевания генетические или нет в вашей семье. Я могу показать вам еще несколько слайдов из моей презентации в CAC Global. Это различные снимки со всего мира, где люди занимаются примерно такими же вещами. Это называется Cathal Garvey, и он даже получил лицензию от ирландского правительства, чтобы открыть собственную лабораторию у себя дома и заниматься такими вещами. И он занимается очень многими интересными вещами, то есть по принципу «Биотехнологии своими руками». И вместо того чтобы иметь профессиональную стерилизационную машину, он использует пароварку. Также у него есть инкубатор для выращивания биокомпонентов, это вот такой ящик, который он преобразовал и сделал из него инкубатор. Он очень простой, но, так или иначе, он сделал его своими руками. Также он является одним из тех людей, который изобрел так называемую «драмафугу». Есть центрифуга, там есть ротор, и там есть так называемый «драмату» — инструмент, который вы можете купить в любом магазине. Это инструмент, который имеет такой вращающийся наконечник. И когда он ставил его внутрь центрифугу, он получил центрифугу внутри центрифуги. Это также открытое пространство «Виктория Канада», и вы можете увидеть, что они находятся в профессиональном пространстве с профессиональным микроскопом. Все выглядит совсем по-другому. И каждая группа, которая открывается в различных городах, в различных странах, имеет собственный стандарт, то есть нельзя их всех описать по одинаковому. Их идеалы могут быть одинаковы, их философия может быть одинаковой, но то, как они фактически реализуют свои планы, естественно, отличается от их видения, от их среды, от законодательной среды. В данном случае их пространство внутри как раз биотехнологического инкубатора, который они используют. То есть они получают доступ к более профессиональному оборудованию.

Нам сказали, что была компания, которая начала клонировать рождественские елочки, и они обанкротились, им необходимо было избавиться от большого количества оборудования, и они продавали это оборудование — каждый компонент за $25. И они скупили его просто по дешевке. Они все находятся в Ванкувере в Канаде. Ранее они никогда не занимались биотехнологиями, но они смогли по дешевой цене купить это оборудование. Конечно, это не всегда так может произойти.

Здесь на этой фотографии вы видите здание, где находится Берлинское хакерское пространство. И они находятся рядом также с артшколой. Также там находится большое количество экологических активистов на одном пространстве, и там много взаимосвязанных движений, которые находятся в одном месте и сотрудничают друг с другом. И это пространство очень небольшое, это раньше была всего лишь одна комнатка. Это, конечно, отличается от тех других пространств, которые вы видели ранее. Это группа, которая называется House of National Fibers, это также научная группа. Не знаю, слышали вы о ней или нет, но они с целым рядом других групп пытаются найти связь между искусством и биотехнологиями. И вот эта «Микронация» — это огромный проект, который стал поистине международным. И эта вот небольшая группа проводит свои встречи на природе, они собирают биоматериалы, очень интересный проект.

Это проект, который называется «Хактерия», то есть «хакеры и бактерия» — совмещенное слово «Хактерия». Это в Польше было начато, но сейчас это уже международный проект, они сотрудничают с большим количеством других подобных лабораторий. Они занимаются реверс-инжинирингом. Они даже микроскопы своими руками делают. Они создают определенные платформы для рассматривания биоматериалов под этим микроскопом. В лаборатории реверс-инжиниринга многое из оборудования было создано также ими руками. И, естественно, это соединяет их как раз вот в рамках этого принципа «Биотехнологии своими руками».

Многие люди, естественно, работают в различных компаниях, но они все связаны этой единой целью. И, естественно, многие из них имеют связь с научными кругами, и они могут делиться этими знаниями. Например, преподаватель может приобрести какое-то оборудование дешевле для своей классной комнаты, и они также могут его использовать.

Здесь вы видите генетические разработанную бактерию, которая эксплицирует «люциферис». Это то же самое, что мы находим во многих светляках, то есть это биолюминесцирующий агент, и они пытались генетически клонировать этот биоматериал. Это вот группа в Праге, brmlab. Девушка, которая создала эту лабораторию, имела психологическое образование, и она пыталась исследовать процессы обучаемости крыс. Таким образом, они смотрят на то, каким образом работает мозг крыс и мышей, затем они пытаются это экстраполировать на нас, и все оборудование, которое они используют, сделано своими руками.

Это биологический гараж в Копенгагене. Также вы видите: это пространство все сделано своими руками. И они разработали очень интересное программное средство для того, чтобы помогать всем этим людям, которые работают в области «Биотехнологий своими руками». У меня нет скриншотов, но это оборудование базируется на iPhone, на iPad. Например, если вы делаете фотографии бактериальных колоний, то он может распознать эти бактериологические колонии, сравнивая с определенной базой данных, которая была ими создана. Очень эффективное программное средство.

Это также биогруппа в Париже. У них очень интересные проекты. Они находятся также на стыке биотехнологий и искусства, и они создали целый ряд интересных проектов. Они не просто производят исследования. Одна из работ, которую я видела, это была потрясающая фотография: человек сидит на стуле, и кто-то считывает его мозговые волны — и посредством этого они контролировали свет в комнате. И также некий гуманоидный робот, который сидел напротив него, контролировался как бы вот его мозговыми волнами. Это был очень интересный проект.

Это фотографии из Лондонского хакерского пространства. Это традиционная молекулярная биология. Это разделение ДНК по размерам. Вот есть горизонтальные строки, которые разбивают молекулы ДНК различных размеров. Затем электричество пропускается через них, потому что ДНК обладает отрицательным зарядом. И вот фосфатные молекулы также обладают негативным зарядом. И вы можете извлекать ДНК через вот эту матрицу и определять, кому оно принадлежит. Они проводили через определенные препятствия эти молекулы для того, чтобы выделять молекулы необходимого им размера.

Также производным является «Эгорас» — это еще один пример реверс-инжиринга, лаборатория, которая была также создана своими руками. Это называется Open PCR проект. PCR — это полимерная цепная реакция, это технология, которая была разработана в 80-е годы, одна из самых полезных технологий для молекулярной биологии и генетического инжиниринга и исследования ДНК. Машина сама по себе постоянно меняет температуру, но очень точно, в очень четких коротких диапазонах, то есть может быть, например, 94 градуса 50 секунд, и затем 56 градусов еще 30 секунд, потом 72 градуса еще 30 секунд. И циклически меняется температура, и это является частью процесса для того, чтобы позволить исследовать ДНК в процессе его копирования. И когда вы осуществляете этот процесс еще и еще раз, вы получаете 4, 8, 16, 32, то есть очень быстро по мере циклических изменений и количества того ДНК, которое вам интересно. И вы можете визуализировать его, вы можете проанализировать его, можете разрезать его, можете использовать его для процесса генетического инжиниринга. То есть вы можете сделать очень много интересных вещей с помощью этого оборудования. И обычно это оборудование очень дорого, порядка $6 тыс. Вот это оборудование в 10 раз дешевле, и они сейчас его продают за $600, они сами его производят. И они собирают его своими руками. То есть они создают определенные компоненты, и это амстердамская группа, которая создает это оборудование для PCR.

Здесь вы видите фотографию еще из одной лаборатории в Великобритании MadLab, где они разрезают осьминога в Манчестере, это еще один из аспектов в биологии, то, чем занимаются эти биологи. Они не просто изучают ДНК. Это также большое количество бактериологических экспериментов. Я точно не помню название этой бактерии, но, в конце концов, они создают некую микросреду в такой длинной стеклянной трубке с почвой внутри. И что происходит? Бактерия естественно растет, она находится внизу, анаэробная бактерия, то есть бактерия, которая не использует кислород, и по мере того, как вы будете подниматься выше по этой трубке, вы будете видеть слои различных бактерий, и верхние бактерии будут аэробные бактерии, и это то, что происходит естественным образом по мере роста колонии в рамках этой трубки. И это вот как раз то, чем они занимались, вот эта группа BioCurious, это вот был один из проектов, которым они занимались, создание этих колоний от анаэробных до аэробных бактерий. Это вот те исследования, которыми они занимаются.

Это лаборатория в Бостоне. Это вот классический эксперимент. Вы берете флюоресцентную бактерию, которую вы можете купить, и затем с помощью E.coli вы трансформируете ее и получаете различные цвета флюоресцирующие. Это проект, который был произведен в Genspace. Это как раз студент, который исследовал науку и искусство. И он пытался создать клетки, которые люминесцировали различными цветами и двигались. И он нашел определенные сегменты ДНК, которые мог вносить в эти клетки. И посредством этого они становились зелеными, затем красными. А когда они находились в промежуточном пространстве, они становились желтыми. К сожалению, у меня нет видео, но это очень красиво, когда они движутся, они по чашке Петри плавают, и он даже создал определенное программное средство, которое распознает различные цвета, потому что это более проект в области искусства, нежели в области науки, и он хотел создавать определенные музыкальные шаблоны на основании этого. То есть мне было просто интересно видеть, что люди делают с наукой, какие интересные результаты они получают. Таким образом, в наш консультационный совет мы пригласили также профессиональных ученых. Один из них является председателем биобезопасности, Мисоль Николсон, и Клаудиа Николсон приехала в Genspace и исследовала нашу территорию, дала нам много комментариев. Одна из вещей, которую она сказала: «Вы фактически можете работать даже с клетками, которые не от людей или от приматов, но от мышей, даже и от коров, и от крыс». Потому что, она говорит, что нет такого большого количества вирусов, которые от мышей могут перейти к людям. И таким образом мы начали работать уже с клетками мышей.

Но вот это вот итоговая информация о том, что с помощью этих общественных лабораторий мы можем делать. Мы используем себя как ресурс для образования, для инноваций, и многие из этих лабораторий начали свою работу в пространстве, где собирались электронные хакеры, им выделяли просто небольшое пространство, и они начинали свою деятельность, и мы занимаемся этим прежде всего для того, чтобы и себя развлечь. Да, пресса думает, что мы такие страшные и опасные, но мы подумали, что нам необходимо использовать такой общественный подход, как в социальных сетях, потому что сообщество, когда люди собираются вместе, когда люди пытаются делать что-то своими руками, они начинают доверять. И поэтому мы подумали, что если мы сможем привлечь сообщества, общественность и предоставить им возможность, то тогда присутствие, наша деятельность будет более доверительной, и поэтому мы определили это как свою миссию, и вот эта миссия позволила нам создать такое интересное общественное пространство, которое не может предложить ни один образовательный институт. Таким образом, образование, я считаю, является высшей функцией нашей деятельности. Не просто люди приходят и занимаются какими-то проектами, но они также начинают обучать и тех, кто окружает их. Также есть инновационный компонент нашей деятельности, то есть мы позволяем людям использовать это для своих личных проектов, инновационных проектов. И, как я говорила в том видео, это очень важно — иметь пространство, где тебе не нужно оправдываться, когда ты проводишь свой проект, что ты там пытаешься заработать денег или будет ли это достаточно безопасно. Тебе не нужно говорить, что ты будешь спасать человечество. Тебе не нужно даже говорить, что ты будешь создавать какое-то лекарство. И, может быть, даже не сработает твой проект, может быть, твой проект вообще будет неудачным — это неважно. Главное, что ты в рамках этого проекта чему-то научишься, и это очень важно, чтобы были подобные пространства, чтобы они существовали, потому что я считаю, именно там происходят самые интересные изобретения и открытия.

Естественно, исследования также являются очень важной частью, как, например, я рассказывала о штрихкодировании ДНК, о сборе баз данных этих ДНК, и также компонент искусства и дизайна, я также считаю, является очень важным и очень интересным. Например, лаборатория «Байпиерес» в Калифорнии. У них много художников работают в их пространстве, даже больше, чем биотехнологических предпринимателей. Скорее всего, это по причине того, что эта область известна, как Биотехнологическая долина, и там очень много людей, которые получают образование в биотехнологии, у них есть очень много идей в этой области, они запускают компании в этой области, но они не хотят это делать на своем рабочем пространстве, потому что это их работа. Таким образом, они проводят какие-то собственные принципиальные эксперименты, и они проводят в нашем пространстве. И также там присутствует очень большое сообщество художников, и они также были привлечены к этой деятельности. И примерно 30 человек, которые приходят в Genspace и хотят что-то делать, это художники.

Ну, в принципе, это конец моего слайд-шоу. Думаю, на этом я уже буду подходить к завершению своего доклада. Я не слышу Юлю. Да, сейчас я вас слышу, все отлично, извините.

ВЕДУЩАЯ: Великолепно. Спасибо вам за вашу лекцию. Надеюсь, вы готовы к вопросам и ответам. Будете отвечать на наши вопросы, или вы хотите провести какой-то тест, потому что когда мы говорили с вами, вы сказали, что если у нас будет время, вы попробуете показать нам какие-то тесты из своей лаборатории.

ЭЛЛЕН ЙОРГЕНСЕН: Я могу делать это, пока люди задают мне вопросы.

ВЕДУЩАЯ: Очень такой интерактивный процесс.

ЭЛЛЕН ЙОРГЕНСЕН: Так, первое, что я хотела бы сказать, я делала это в других странах, и иногда то, что ты находишь в супермаркетах в разных странах, это не то, что ты находишь в супермаркетах в США, потому что в Соединенных Штатах Америки мы говорим, что все, что мы используем, можно купить в супермаркете. Таким образом, я постоянно это говорю, когда приезжаю в другие страны, но я надеюсь, что вы можете найти те же компоненты и в ваших супермаркетах.

Вот у меня есть 70%-й спирт. Продается такой в России? Да, очень хорошо. Вы также можете использовать, например, ликер с очень высоким содержанием алкоголя. Это посудомоечная жидкость, это соль, это фильтры кофейные.

ВЕДУЩАЯ: Да, это все у нас в магазинах есть.

ЭЛЛЕН ЙОРГЕНСЕН: Клубничка в пластиковом пакетике. Клубника очень полезна, потому что в клубнике есть 8 копий их ДНК, у нас только от мамы и от папы, а в клубнике 8 копий ДНК, не знаю, может быть, по причине процесса гибридизации, потому что селекционеры проводили большое количество экспериментов по селекционированию, и поэтому в клубнике находится 8 копий ДНК. Таким образом, я сниму зеленую часть, положу в пакетик клубничку. Великолепно делать этот опыт с детьми. Закрываю этот пакет и раздавлю эту клубнику. Это самая любимая часть, которую любят дети. Знаете, и взрослые тоже любят вот так вот давить клубнику. У меня была целая комната взрослых из различных правительственных агентств США, и они сами вручную — даже из ФБР! — давили клубнику своими руками. Итак, давим клубнику и добавляем немножечко воды, чтобы там была жидкость, с которой мы будем проводить эксперимент. Немножечко посолим, немножечко и добавим посудомоечной жидкости. Причина, почему вы добавляете посудомоечную жидкость и соль: посудомоечную жидкость — всего лишь несколько капель — она разобьет клетки, а соль поможет сделать вот эти негативные заряды на концах ДНК, чтобы они не были отрицательными. Также я не знаю, есть ли у вас, в Соединенных Штатах Америки это называется размягчитель мяса, который продается в магазинах, он в специях находится, он не важен, но он также помогает сделать эксперимент лучше. У меня сегодня его нет. Затем эту смешанную массу мы выльем в бокал, потому что вы же не хотите, чтобы все это было в пакете, и мы сделаем это через фильтр, это очень сложно, потому что люди хотят, чтобы все происходило быстро. Очень часто, когда делается этот опыт, они не хотят ждать, пока это все профильтруется. Но вы видите, что клубничный сок фильтруется, и так как клетки уже разбиты, ДНК находится в жидкости, она уже не в твердых частицах, а в жидкости. Давайте попробуем сделать это, чтобы не разрушить вот эту комнату. Итак, пока мы ждем, что это отфильтруется, задавайте свои вопросы.

ВЕДУЩАЯ: Я посмотрю, хочет ли кто-то задать вопрос. Проводим опыт. Пожалуйста, поднимайте руку, если у вас есть вопрос, вставайте, представьтесь, пожалуйста, и говорите на одну из камер, которые находятся у белых колонн. Одну секунду, подождите микрофон.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Добрый день. Чрезвычайно интересное начинание. Я надеюсь, что в России это продолжится. У меня вопрос такой. В белке 20 аминокислот. Это, значит, полторы октавы. Кто-нибудь пытался поставить в соответствие аминокислоты нотам и таким образом послушать музыку того или иного белка?

ЭЛЛЕН ЙОРГЕНСЕН: Я знаю, кто-то делал что-то подобное с ДНК, но я не слышала, чтобы кто-то это с белками делал. Некоторое время назад я слышала, что кто-то говорил, что музыка великих композиторов находится в их ДНК. То есть, если посмотреть на ДНК великих композиторов, их музыка записана так. Но это также интересный проект, которым интересно было бы заняться. Мы подумаем об этом.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Меня зовут Александр, я хотел бы узнать, сталкивались ли вы с проектами в вашей биолаборатории, которые рассматривали взаимодействие нейронов и работу нервной системы простых организмов, или работу нервных клеток, или генетику нервных клеток? Спасибо.

ЭЛЛЕН ЙОРГЕНСЕН: Я могу сказать, что очень многие заинтересованы подобными вещами. У нас в Genspace подобных проектов пока не реализуется, но я знаю, что многие люди уже задают подобные вопросы, я знаю, что другие биогруппы уже заинтересованы в этой работе. Одна из групп, пытаюсь вспомнить ее название, человек, который фактически… Слышали Тэд Тод — это человек, который изобрел «спайкербокс» так называемый, это также возможность измерения нервных импульсов с помощью этого вручную сделанного оборудования, и он измеряет это как раз на ножках кузнечиков. И этот доклад есть на интернет-сайте Тэда. Нейробиология — это не моя область науки, не моя область знаний. Но я могу сказать, что заинтересованность в этой области есть, и у нас есть очень старый осциллограф, но мы пока еще не знаем, как заставить его работать в этой области.

ВЕДУЩАЯ: Спасибо.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Что вы думаете о научном сотрудничестве с российскими учеными в области синтетических биоисследований? Я из Московского педагогического государственного университета и института химической физики Российской академии наук. У нас очень много научного оборудования: спектрофотометры, микроскопы. И наша мечта как раз заключается в том, чтобы синтезировать искусственные клетки с помощью синтетических геномов — сингулярной протоклетки. Это вот один из тех проектов, в которых мы участвуем с целым рядом биомедицинских ученых. Я думаю, что искусственные клетки являются очень интересным проектом для биохакинга и биологического образования, и это осуществляться также и в наших лабораториях, как и в вашей лаборатории.

ЭЛЛЕН ЙОРГЕНСЕН: Да, это очень сложный проект, помимо всего. И мы уже сотрудничаем с целым рядом русских ученых. Когда я делала академическую карьеру и защищала докторскую, я как раз писала докторскую в сотрудничестве с одним из русских ученых. Поэтому я бы с удовольствием и с вами посотрудничала. Русские — знаете тот стереотип, который есть у нас о русских ученых в Соединенных Штатах Америки? Это то, что они как раз являются этими учеными, которые могут работать с любыми вещами и сделать своими руками любое оборудование, они никогда не сдаются, поэтому мы любим с ними работать. И они добиваются целей вне зависимости от обстоятельств. Таким образом, мы очень уважаем российскую науку. А с точки зрения искусственных клеток… есть человек в Genspace, который заинтересован как раз в этой области, и он уже думает о том, чтобы начать подобный проект, где они могут синтезировать. Но что необходимо, если вы хотите создать биологическую систему, которая самореплицируется, это более сложная часть. И даже самые лучшие изобретатели, когда они создают вот эти искусственные бактерии, им фактически необходимо было начинать свою собственную деятельность и вносить это ДНК в какой-то живой организм, и после этого уже начинался синтез, и создавался отдельный биологический объект. Но мне очень интересно, отправьте мне электронное письмо, и я с удовольствием на него отвечу, и посмотрим, как мы сможем посотрудничать.

ВЕДУЩАЯ: Спасибо большое.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Потрясающе, спасибо большое. Вопрос следующий. В России есть несколько фирм, которые предоставляют услугу. Суть в следующем. Приходят родители, берется забор ДНК, да, хромосомы смотрятся, и если есть какие-то наследственные болезни, то есть возможность убрать эту наследственную болезнь, чтобы детям не передалось. Извините, я не представилась. Ирина Евдокимова, медицинский журнал. Вопрос в следующем. Как по-вашему, где существует предел в использовании биотехнологий? И какова ваша мечта в использовании биотехнологий? Спасибо.

ЭЛЛЕН ЙОРГЕНСЕН: Очень деликатный вопрос, потому что самыми лучшими намерениями, которые мы использовали для того, чтобы создать эту лабораторию Genspace, знаете, я могу сказать, очень сложно работать в области генетического инжиниринга таких высших организмов, как люди. Естественно, мечтой всех, кто занимается исследованиями в области генной терапии, является то, что мы сможем спасти в будущем людей или плод, у которого, например, имеется костный фиброз или другие проблемы, потому что это всего лишь одна мутация, а другие проблемы вовлекают большее количество, чем одна мутация. Но если мы сможем заменить этот дефект в плоде, то это та мечта, которая стоит перед всеми нами, это то, чем мы хотели бы заняться, чтобы все люди сказали: да, это то, к чему надо стремиться. Но если мы обнаруживаем что-то, чего мы не сможем вылечить, то тогда уже принимается решение, либо аборт делается. Но мы, я скажу, шаг за шагом приближаемся к этому. Да, конечно, все мечтают о создании идеального человека, и даже есть такой проект в Америке — «Гарика», они взяли этот процесс и подняли это в некий экстрим. То есть это некое сообщество, в котором будут люди, которые генетически переработаны, и люди, которые не переработаны. И была даже написана книга о том, что вот, например, люди, которые генетически разработаны, получают лучшую работу, они сравнивают свои гены, а те, кто не генетически-модифицированы, они более низким классом являются. Поэтому, видите, с точки зрения этики это сложный вопрос — сравнение одних людей с другими людьми. Есть много научно-фантастических сценариев, которые описываются. Вот один научно-фантастический писатель писал уже на эту тему, и он говорил, где можно начертить эту линию, я слышала, но я не нашла точной цитаты. Например, представитель Китая в своем докладе говорил, что китайская медицинская система подошла к той системе, что они уже не могли управлять ростом своего населения, и они уже начали думать о генетическом модифицировании своего населения, чтобы оно не росло такими темпами. Таким образом, чем это является? Либо это инжиниринг, который на уровне правительства управляться должен или на уровне личности. Это вопросы легально-этические. У меня нет никаких проблем с точки зрения генетического инжиниринга и устранения какого-то небольшого дефекта, но я думаю, это очень сложный и интересный вопрос. Где же мы можем начертить эту границу, особенного того, что касается людей? Это можно легко говорить, когда мы говорим о растениях или животных. Но когда мы говорим о людях, мы используем другие пути измерения этих границ. Если почитать Стивена Хокинга, если бы он не имел той болезни, стал ли бы он таким известным ученым? И он фактически находится в своем уме, и благодаря этому его ум стал таким гениальным. То есть это очень сложный вопрос, и на него сложно ответить.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Здравствуйте. Спасибо большое за вашу презентацию. У меня есть два коротких вопроса. Прежде всего, где вы нашли деньги для открытия Genspace? Вы нашли каких-то спонсоров? И какой совет вы можете дать людям, которые хотят открыть подобные же лаборатории или пространства здесь, в России? Спасибо большое.

ЭЛЛЕН ЙОРГЕНСЕН: Две части вашего вопроса. Финансирование — это то, чего мы не смогли получить даже до сегодняшнего дня. Все меняется от ситуации к ситуации. Мы арендуем пространство. Мы арендуем это пространство в здании, где аренда очень дешевая. То есть мы из своих карманов можем платить за эту аренду. То есть все люди, которые являются членами нашей лаборатории, скидываются, и вот нас 12 человек, мы скидываемся, и каждый платит $100 в месяц, и это помогает нам оплачивать аренду этого помещения. Когда мы даем классы, например, образовательные классы для взрослых, мы просим небольшую сумму, люди платят за билет, и на этом мы также получаем небольшие деньги. То есть то, каким образом мы обеспечиваем работу нашей лаборатории, и те товары, которые мы приобретаем для общего использования, как, например, какие-то халаты, чашки Петри, колбы и другое оборудование, естественно, мы покупаем за собственные деньги. То есть это можно финансировать из своего личного кармана, либо можно использовать технологии краудсорсинга, когда вы можете привлечь заинтересованных людей, которые смогут профинансировать этот проект, либо вы можете найти грант, или делать это в Genspace. Но чего у нас нет — у нас нет зарплат у тех людей, которые тут работают. И мы понимаем, что нам нужно хотя бы иметь как минимум 2-3 человека, которые бы являлись полноценными сотрудниками, мы работаем над этим сейчас. У нас пока не было каких-либо серьезных видов деятельности с точки зрения привлечения фондов, пока мы самофинансируемые. Но мы сейчас пытаемся демонстрировать то, что мы делаем, и пытаемся привлечь финансы. Поэтому сейчас мы как раз на том этапе, когда мы просим людей предоставить нам финансирование.

Также мы начинаем заключать партнерство с крупными организациями, которые смогут предоставить нам гранты, чтобы платить зарплаты, скажем, мне и еще двум-трем профессионалам, защитившими докторские, которые могут обучать других людей. То есть мы уже вовлечены в это. Это очень хороший вопрос. И как я уже сказала, мы имеем определенные проблемы в этой области. Да, мы проводим образовательные программы в локальных музеях, часть денег поступает через гранты, часть будет поступать через образование. Еще совет, который бы я могла предоставить вам, это очень зависит от региона. Например, вы можете получить какое-то бесплатное пространство, кто знает. Может быть, вы можете получить пространство с какой-то другой лабораторией, которая находится в биохакерском пространстве или в каком-то образовательном заведении, и это было бы великолепно. Также вам необходимо планировать, чтобы люди выделяли свое время, или платить им небольшую зарплату. Потому что если вы работаете с биологией, вы хотите убедиться в том, что есть всегда кто-то, кто контролирует все процессы, которые там происходят, и делает это профессионально. Также вы должны принимать во внимание те законы, которые присутствуют в вашей стране, потому что если вам запрещено заниматься генной инженерией, и участвовать в подобных проектах, и анализировать ДНК, то это будет очень сложно. Например, штрихкодирование ДНК — это очень большой общественный проект, и люди собирают образцы различных растений для того, чтобы создавать базу данных. И вы можете услышать, какие вопросы задают ученые, и использовать эти базы данных штрихкодирования для научных проектов. Также образовательное финансирование можно получить. Для этого в партнерстве с музеями, университетами я бы искала в этом в этом направлении. Также вам нужно иметь как минимум одного человека, который обладает опытом преподавания, и мы сейчас видим большое количество лекций в режиме онлайн, и это то, что мы делаем в Genspace. Мы проводим онлайн-семинары.

Ну, я полагаю, в принципе это вот все, что я смогла рассказать в этой области. И что я увидела в Европе, это то, что генетический инжинириг, когда, например, берется ген из одного организма и вносится в другой организм, но если гены, которые вы переносите из одного организма, могут практически пройти через определенный процесс генетического инжиниринга. Например, у вас есть бактерия, у которой не хватает гена, который метаболизирует что-то, можно взять эту бактерию и внести этот ген в нее в процессе метаболизма. И, например, может произойти изменение цвета. То есть вы можете произвести эксперимент по внесению нового гена в эту бактерию и заменить какой-то фрагмент, которого не хватало. То есть фактически вы можете заниматься генным инжиниргом, но не подпадать под законы, запрещающие таковое. То есть, есть много различных лазеек и путей, как вы можете делать много различных интересных вещей. То есть вот смотрите на все это в вашей среде и поищите в Google, как я хотела бы сказать, там очень много людей, которые этим занимаются и могут дать вам совет.

ВЕДУЩАЯ: Эллен, спасибо большое. Очень приятно видеть, что осталось много вопросов, но надо посмотреть на ваш клубничный опыт. Там все уже готово, или нам нужно еще ждать и у нас будет еще время на другие вопросы?

ЭЛЛЕН ЙОРГЕНСЕН: Итак, если вы хорошо видите, что мы должны увидеть? Вы заливаете туда спирт — и что там происходит? ДНК обладают зарядом, соль нейтрализует его до определенного образа, и ДНК обычно остается в воде. Но что сделали мы? Мы понизили заряд, мы залили алкоголь. Алкоголь легче воды, он находится сверху, и таким образом, что происходит? ДНК фактически будет находиться между водой и спиртом. Подождем минуту или несколько – и вы увидите такое облачко, которое сформируется здесь, и фактически вы увидите такие ленточки ДНК, они выглядят как такие ниточки. Я поднесу это к камере. А, вот оно. Видите это сейчас, видите нити ДНК? Вот это ДНК клубники, и вы фактически можете извлечь его. Вот оно – это ДНК клубники, которое мы только что оттуда извлекли. Это можно делать и на каких-то таких школьных мероприятиях, это очень видимо, дети могут увидеть это, то есть вы можете это занести под микроскоп, посмотреть на это. Но самым важным является то, что это как некое начало диалога. Это не то, что вы делаете это, и это обладает какой-то большой важностью. Но это помогает начать диалог — и кто-то говорит: «Ну ладно. И что ты будешь делать с этим ДНК?» А ты говоришь: «Ну я могу отнести это в лабораторию и сказать, является ли эта клубника генетически модифицированной. И это является отправной точкой в диалоге о генетической инженерии. Или вы можете начать разговор о тестировании собственного ДНК, имеются ли какие-то генные заболевания или нет. И в США сейчас идут дебаты, должны ли люди получать эту информацию, без доктора. И, например, штат Нью-Йорк — единственный штат в США, где легально не позволено проводить генетические тесты на себе без доктора, без врача. И мы хотим бросить им вызов, позволяя людям делать это самим. Поэтому мы не предоставляем им никакую услугу, тестовую услугу мы не предоставляем. Если кто-то хочет узнать сам о себе и протестирует сам себя, это что, противозаконно? Таким образом, мы бросаем некий вызов этому закону. И вот этот с ДНК подводит нас к целому ряду интересных дискуссий. Если ты с большим количеством детей, они могут использовать его, они могут посмотреть, сколько из каждой клубнички они извлекут ДНК. Я просто не хочу отнимать ваше время, потому что у вас его мало осталось.

ВЕДУЩАЯ: Эллен, спасибо большое.

контакты

119072, Москва, Берсеневская набережная, 6, стр.3

+7 (499) 963–31–10
+7 (985) 766–19–25
do@digitaloctober.com