Digital October

Fuckup Nights Moscow Vol. XI лекция Fuckup Nights Moscow Vol. XI

послушайте яркие истории факапов в бизнесе

Блокчейн для бизнеса курс Блокчейн для бизнеса

всё о способах заработать, грамотно внедрив технологию блокчейн

Waves Community Meetup митап Waves Community Meetup

митап с участием Александра Иванова

Лекция Робина Хофманна. С песней по рынку

17 апреля 2012

17 апреля владелец компании HearDis! Corporate Sounds Робин Хофманн прочитал в Digital October лекцию о том, что, помимо прочего, бренд должен выделяться еще и собственным уникальным звуком, и что правильно подобранное аудиосопровождение продукта способно заметно увеличить его популярность.

РОБИН ХОФМАНН: Всем добрый вечер, приветствуем вас из Германии. Меня зовут Робин, а это, как вы догадались, Андреас, мой коллега. Как я уже говорил, мы из Германии. Если вы не против, то я выступлю со своей презентацией, а потом мы ответим на ваши вопросы и, может быть, какие-то темы обсудим детальнее.

Начну с рассказа о компании. Наше агентство полного цикла HearDis! работает в Штутгарте и Берлине. Андреас у нас отвечает за трудовую часть. Также мы работаем с маркетологами и диджеями, музыкантами. Нас всех объединяет страсть к музыке. Неудивительно, поскольку музыка — наш основной бизнес. Наши клиенты, в основном, компании из мира моды, но есть и производители автомобилей, телекоммуникационные компании и много кого еще.

На самом деле я хотел поговорить с вами о корпоративном саунде. Давайте разберем этот термин по кусочкам. Наверное, лучше попросить Андреаса рассказать нам о том, как музыка и звуки влияют на восприятие человека.

АНДРЕАС ШЕНРОК: Мы подготовили три различных клипа, показывающих, как музыка влияет на наше восприятие окружающей реальности. Давайте посмотрим первый клип. Вы видите, лежат два наших персонажа. Такая, в общем, расслабленная, можно даже сказать радостная сцена. Музыка свингующая, но достаточно простенькая, но оптимистичная, т.е. мы понимаем, что сейчас они проснутся, пойдут куда-то на вечеринку.

Теперь, смотрите, клип тот же самый, но музыка совершенно другая. Теперь мы воспринимаем клип совершенно по-другому. Мы понимаем, что сейчас кто-то войдет, скорее всего, с топором, т.е. создается какой-то саспенс, нагнетается тревожная атмосфера, может быть даже атмосфера страха.

Давайте посмотрим третий клип. Трек выбран гармоничный, но уже более меланхоличный, чем в первом случае. Создается двойственное настроение. Мне кажется, что это хороший выбор музыки, которая показывает, с одной стороны, неоднозначность, что есть какие-то темные и светлые стороны нашей жизни. Мы можем это трактовать, например, так: в этой паре любит только один или, возможно, он изменяет любящей его жене. Здесь могут быть разные трактовки, но так или иначе вы видите, что в зависимости от выбора трека мы по-разному трактуем одну ту же сценку.

Мало того, что музыка влияет на нас, она формирует наше восприятие различных характеристик в той или иной ситуации. Так или иначе, музыку характеризовать достаточно трудно. Как я уже сказал, музыка не только влияет на наше восприятие, но мы можем музыкой подталкивать людей к тем или иным выводам, т.е. музыка может быть своеобразным когнитивным триггером, что мы попробуем чуть позже проиллюстрировать. Собственно, для такой работы вам нужны профессионалы. Чтобы ценности бренда транслировать в звук, нужна помощь профессионалов, поскольку однозначного словаря нет. Мы совершенно по-разному используем те или иные музыкальные термины. Мы можем говорить о динамичности музыки, о том, какая она возвышенная, теплая, мрачная и наполнять эти термины различным смыслом.

РОБИН ХОФМАНН: Представьте себе, что вы в детстве росли на тяжелом металле. Вас попросили что-нибудь серьезное поставить —вы включили Slayer какой-нибудь. А если вы выросли на джазе и вас попросили поставить что-нибудь крепкое, сильное, вы бы, например, Бетховена выбрали. Слова одни и те же, а смысл совершенно разный, зависящий от конкретных индивидов.

АНДРЕАС ШЕНРОК: Именно поэтому важно какой-то общий знаменатель найти. Собственно, этим и занимается аудиобрендинг. Что еще можно сказать про показанные ролики? Первый видеоролик был достаточно динамичный, можно сказать теплый. Ритмическая часть явно доминировала над мелодичной. Другими словами, мелодия была вторична по отношению к ритму: это был достаточно открытый ролик, он взаимодействовал с нами на эмоциональном уровне, и у нас создавалось впечатление, что в принципе у этой пары все нормально.

Очень важно, приступая к такой работе, договориться о каких-то общих терминах. Мы выделяем четыре различных категории. Есть технические параметры, касающиеся спектрального распределения, динамики, прозрачности, теплоты и т.д. Музыкальный разрез, связанный с мелодичностью. Второй ролик сопровождался очень диссонансной музыкой. Мы всегда ассоциируем диссонансную музыку с тревогой, во всяком случае, это характерно для западного полушария. Сюда у нас также попадает текст песни, который многое определяет, выбор терминов, наличие сленга, ритмичность речитатива, тоже, могут многое определять, Дальше есть какие-то психоакустические качества, связанные с жанром, постольку поскольку большая часть наших произведений следует законам того или иного жанра.

РОБИН ХОФМАНН: Наверное, на этом мы с вами теоретическую часть закончим, надеюсь, что мы с вас не слишком сильно напугали своей музыкальной наукой. Я не случайно пригласил Андреаса на эту встречу. Мне кажется, совершенно необходимо уйти от субъективных оценок — это нравится, то не нравится. Если вы профессионально работаете с музыкой, нужно абстрагироваться от личного восприятия, и с невозмутимостью хирурга ее анализировать.

Мы с вами обсудили термин «звук». Давайте теперь разберемся, что мы имеем в виду под корпоративным саундом. Здесь мы не имеем в виду звук открывающейся двери Mercedes, холодильника, или звук, с которым хлеб выпрыгивает из тостера. Нет! Мы говорим о звуке, который люди должны ассоциировать с вашим брендом, вашей компанией. В этом, собственно, и состоит суть акустического брендинга.

У каждого приличного бренда может быть свой собственный акустический почерк, если хотите. Если сейчас у вашей корпоративной идентичности нет акустического компонента, его можно добавить. Собственно говоря, ваш аудиологотип может быть синхронизирован с вашим визуальным лого. Почему сейчас так обсуждается эта тема, почему она так актуальна? Еще пять лет назад, когда мы создали свою компанию, строго говоря, семь лет назад, говорили: «Ну кому это надо? Мы будем просто красивые ролики снимать, кому нужен ваш звук?» Однако, технические изменения, связанные с распространением смартфонов, совершенствованием технологии передачи данных, повышением скорости и пропускной способности большинства сетей, привели к тому, что музыка стала доступна практически везде.

Музыка в цифровом формате очень легко распространяется, ее можно легко зашарить, ее можно скачать на любое устройства. Кстати говоря, мы считаем, что эффективность любой коммуникационной деятельности может быть заметно повышена за счет правильного использования звука.

Действительно, мы не можем очень четко фокусировать свой звук. Мы можем не смотреть рекламные ролики, что трудно, но можно себя заставить. Мы можем не смотреть на статичную рекламу. Но отключить собственные уши от, скажем, звука радио в такси мы все равно не можем.

Опять же, запоминаемость гораздо выше. Может быть, у вас по-другому, но у нас дети обожают напевать рекламные джинглы. Это потому, что запоминается лучше и людям нравится больше. Огромное количество музыкальных последовательностей уже завязано на какие-то образы. Актуальность этой темы также объясняется и тем, что увеличение общего числа продуктов и брендов требует какого-то отделения от конкурентов. Многие рынки становятся настолько насыщенными, что для того, чтобы продвигать продукт, не уникальный по своим параметрам, использование подобных инструментов наиболее привлекательно.

Скажем, Mercedes и BMW — машины, очевидно, разные, но по потребительским свойствам практически идентичные. Вы можете использовать похожие маркетинговые коммуникации, но, сопровождая их разной музыкой, добиваться разного эффекта или привлекать к себе аудиторию. Скажем, реклама BMW будет сопровождаться какой-то электронной музыкой, нацеленной на молодых людей, тогда как реклама Mercedes будет ассоциироваться, скорее всего, с классической музыкой, поскольку и аудитория там более консервативная и постарше.

В общем-то, бренды благодаря этому становятся не только воспринимаемыми, они становятся слышимыми. Это позволяет рекламодателю наполнить свой бренд дополнительными позитивными эмоциями. Мы хорошо знаем, что талантливая музыка может кардинально повлиять на ваше эмоциональное состояние, а воздействие на эмоции потребителя — это, в общем-то, мечта большого количества брендов.

Нам вообще кажется, что эти эмоциональные факторы становятся все более и более важными. Людям надоела скучная реклама по телевизору, им хочется, чтобы реклама, с одной стороны, была более интерактивная, а с другой стороны — более приятная. Вообще эта тема многоканального маркетинга. Маркетинг, который одновременно и понемногу воздействует на вас самыми разными способами, начинает пользоваться большой популярностью. Нам важно не только видеть, не только слышать, что говорит руководитель компании, но и важно ассоциировать бренд с тактильными ощущениями, запахами, звуками.

Музыкальный компонент слишком важен, чтобы отдать его на откуп каким-то случайным событиям. Именно поэтому выбор какой-то составляющей вашего бренда лучше доверить профессионалу. Я считаю, что музыку нужно использовать с пониманием, так сказать, этого вопроса, с учетом текущих задач и маркетинговых целей. Надо сказать, что здесь много разных целей есть. Можно обсуждать, скажем, аудиобрендинг, аудиомаркетинг, можно говорить о музыкальном производстве, о звуковом дизайне и т. д.

Начать я хотел бы с наиболее важного: аудиобрендинга. Что я под этим понимаю? Это музыкальный анализ бренда и фактически перенос на акустический уровень восприятия бренда. О чем идет речь? О том, что мы анализируем бренд и на основе этого анализа пытаемся подобрать оптимальный звук для него. Очевидно, что эта работа должна основываться на каких-то научных выкладках, так как дальше все это будет использоваться в каких-то конкретных маркетинговых операциях. Если вы занимались маркетингом, то вы, конечно, знаете, что такое модель Синуса-Милиуса. Собственно, вот эти целевые группы важны на начальном этапе.

По-простому сформулируем мысль. Мы можем на уровне музыки передать такие ценности бренда, как эксклюзивность. Вы можете за счет правильного выбора музыки сразу очертить свою аудиторию. Например, городской, креативный класс.

Давайте обсудим наш рабочий процесс. Каким образом определяется уникальный звук бренда? Для начала мы проводим анализ текущего состояния, что предполагает анализ бренда, продукта, а также целевой аудитории, маркетинговой продукции заказчика. Мы пытаемся выяснить, пользовалась ли компания раньше какими-то акустическими инструментами и если да, то какими и в каких ситуациях, насколько эффективно она ими пользовалась, запомнила ли что-нибудь целевая аудитория. Проводим такой, можно сказать, акустический аудит, после чего формулируем ценности бреда. Здесь мы проводим стандартную маркетинговую работу, составляем книги настроения, подыскиваем наиболее оптимальные описания бренда, а дальше сопоставляем их по имеющейся у нас методологии конкретным музыкальным стилям.

Непосредственные подходы, инструменты могут различаться в зависимости от бренда. Мы пытаемся выявить контрасты, которые довольно часто бывают в жизни компании. Бывают консервативные бренды, которые пытаются подать себя как свежие, например. Это очевидный контраст, очевидный конфликт, который каким-то образом нужно урегулировать. В общем, мы пытаемся пройти между Сциллой и Харибдой бренда, выбрав спектр возможных музыкальных решений.

Эта работа может выполняться только музыкальными экспертами. Здесь нужно определить оптимальные музыкальные атрибуты бренда, а не просто выбрать музыку, которую вы любите. После этого мы уже сможем сформулировать весь музыкальный спектр данного бренда, прописываемый с технической точки зрения. Так получается картинка.

Все начинается с того, что мы оцениваем целевую группу, выясняем, что сейчас важно для целевой аудитории, что сейчас целевая аудитория слушает, что, грубо говоря, модно. После, из всей этой мешанины, которую целевая аудитория слушает, выбираем то, что откровенно не противоречит ценностям бренда, дальше из этого списка подбираем наиболее адекватные треки и из них вычленяем уникальный почерк бренда и приходим к решению. Например, есть такая характеристика — «молодой революционер» — значит, обязательно должна быть гитара. Для передачи классическо-консервативной концепции явно нужно фортепиано и т.д. После этого мы пытаемся объединить эти компоненты и получить одну песню бренда или, в идеальном варианте, при максимально плотном сжатии получить звуковое лого. Таким образом, мы фильтруем весь мир музыки и на выходе получаем одну песню, которая идеально соответствует бренду.

Я так просто все это рассказал, но на самом деле работа получается достаточно сложной, мы даже разработали свой собственный инструментарий. Инструментарий не позволяет автоматизировать анализ бренда, но упрощает дальнейшую работу с клиентами. Работаем мы, конечно, гораздо сложнее, чем то, что вы здесь увидите. Это звуковая палитра или звуковая инструкция, которую мы показываем клиенту на первой технической встрече.

По-простому расскажу. Это такое интерактивное браузерное приложение, при помощи которого мы можем показать весь спектр музыкальных решений для бренда, и дальше клиент может с ними проиграть и получить какое-то представление об этом спектре. Для нас это механизм аудиолизации этого бренда. Дальше наш клиент может воспользоваться этим инструментом, чтобы объяснить, что он нам заказал, показать своим коллегам или представителям других агентств. Плюс к этому у нас есть собственная инструкция, при помощи которой мы классифицируем различные музыкальные решения.

Фактически, это приложение выступает своеобразным музыкальным компасом. На наш взгляд, клиенты могут использовать его для дальнейшей работы с другими подрядчиками, которые, так или иначе, помогают им в деле позиционирования, маркетинга, брендинга.

На мой взгляд, это самая важная часть работы — когда концептуальная часть завершена, когда выбрана некая звуковая платформа для бренда. Дальше начинается очень важный этап, но менее интересный, подбора существующих записей, которые соответствуют всем этим параметрам, либо же мы привлекаем профессиональных музыкантов, которые с учетом всех этих требований записывают новую композицию.

Короче говоря, когда с концептуальной проработкой мы разобрались, мы уже дальше можем подобрать и звуковой логотип, и джинглы для веб-сайта, и рингтоны для мобильных телефонов. Понятное дело, что мы записываем и различные звуковые версии, и саундскипы, и какие-то клубные музыкальные композиции. В общем, приходится работать с широким спектром интересных, аутентичных музыкантов так, чтобы у вашей целевой аудитории потом не возникало впечатления, что они слышат какую-то неубедительную подделку. Действительно, это очень важный компонент работы.

Мы, к сожалению, не увидели, что это за бренд, но вы видите: такая хорошая, девчачья песня веселенькая, явно про веселое времяпрепровождение и дружбу. Сразу становится понятно, какие ценности у этого бренда. Я замну для ясности, у нас не так много времени. Кстати говоря, ценности бренда, так или иначе, проговариваются в тексте песни, но, судя по всему, вы не обратили на это внимания, просто потому, что это не очень интересно сделано.

Вот совершенно другое решение. Здесь исключительно классическая музыка. Кстати говоря, мы далеко не всегда пишем новые уникальные композиции, в конце концов, и до нас много уже было чего хорошего придумано. Всегда можно договориться с исполнителем и по лицензии использовать какие-то композиции. Но для наших клиентов это не всегда удобно, потому что часто возникают трудности с получением всех разрешений, лицензий, согласований во всех юрисдикциях — это огромная морока может быть.

Я могу сказать, что я вхожу в профессиональное сообщество, немецкое, под названием Gemo. Некоторые продюсеры любят юридическую тему. Это, конечно, приходится осваивать, потому что ну очень много времени приходится посвящать получению всех лицензий и прав, поскольку ни один бренд не захочет связываться с контрафактной, нелегально используемой, защищенной смежными правами музыкой. Это же какой скандал может быть.

Здесь музыка австралийской группы Bag Raiders используется в ролике Vodafone. Мы посмотрели по своей базе. То, что мы прописали для Vodafone, было очень похоже на саунд этой группы и мы с ними достаточно хорошо, быстро договорились. В итоге они благодаря этой рекламе смогли продать порядка 150 тыс. копий своего альбома, все остались довольны.

Аудиомаркетинг играет особенно важную роль для тех брендов, для которых музыка сама по себе является важной составляющей, потому что практически любая музыка обладает большим эмоциональным зарядом. Соответственно, многие бренды пользуются этим, приглашая своих потребителей на бесплатные концерты, раздавая бесплатно диски, давая возможность бесплатно скачивать какие-то уникальные композиции с собственного сайта и т.д. Это очень эффективные механизмы взаимодействия с вашей целевой аудиторией. Вы предлагаете ей то, что ей нравится, вы поддерживаете хороших музыкантов и параллельно выстраиваете тесную эмоциональную связь со своими клиентами, вроде все счастливы.

Мы работаем с компанией Hugo Boss. В рамках этого контракта мы каждый месяц подбираем им новый альбом из 15 треков, которые соответствуют ценностям этого бренда. Мы буквально на прошлой неделе работали с известнейшим московским диджеем Ниной Кравец. Ее работы будут звучать в 300 магазинах Hugo Boss в ближайшие несколько месяцев, если я не ошибаюсь. Более того, Hugo Boss собирается поддерживать какое-то ее выступление.

Так мы анонсировали следующую тему: музыку в магазинах. Сами знаете, что в магазинах могут использоваться музыкальные композиции в тех же самых целях, на каких-то выставках и т.д. Опять же, здесь можно под вашу конкретную целевую аудиторию подобрать какую-то тщательно подобранную музыку с пониманием того, что утром к нам приходят одни люди, а после обеда — другие, поэтому у вас будут как минимум два разных альбома стоять на ротации. Опять же есть какие-то бренды, которые захотят у себя в магазине выстроить небольшую сцену, позвать каких-то безумных диджеев.

На наш взгляд, здесь самое главное — обеспечить соответствие музыки бренду и регулярно обновлять музыкальный фон так, чтобы создавалось впечатление музыкальной свежести. Вот мы и пообещали Hugo Boss суммарно 150 новых песен в месяц подбирать.

Музыка вообще помогает создавать целостное впечатление от какого-то мероприятия. Это для нас тоже интересное направление работы. Мне кажется это всегда интересно, когда вас зовут придумать звуковой, музыкальный рисунок для какой-то выставки или пригласить какого-то интересного диджея, который будет открывать какое-то мероприятие.

Я понимаю, что должны были появиться вопросы. Так что вы их как-то фиксируйте и будьте готовы задать. На этом наше первое шоу закончилось, спасибо за внимание.

ВЕДУЩАЯ: Спасибо большое за то знание сокровенное, которым вы с нами поделились. Уважаемые дамы и господа, пожалуйста, ваши вопросы. Большая просьба, пожалуйста, вставайте, представляйтесь, чтобы наши уважаемые коллеги из Германии знали, с кем имеют честь.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Алексей Яркин, студия CM-Records. Вопрос такой: есть ли какая-то система ценообразования на ваши услуги? Каким образом вы показываете вашим клиентам, что это стоит $1 млн, а не $10 млн. Если да, то каким образом? Есть ли система, которая позволяет оценить эффективность вашей работы? Т.е. вы сделали счастливой группу топ-менеджеров данного бренда и они в экстазе от того, что у них есть аудиобренд, аудиолого. Каким образом можно оценить, что это принесло им реальную, эффективную прибыль или каким-то образом увеличило их контакт с потребителем конечным? Есть ли такие системы?

РОБИН ХОФМАНН: Отличный вопрос, спасибо. На самом деле очень трудно продвигать подобные услуги. Скажем, большой бренд, который будет пользоваться аудиологотипом по всему миру и будет его использовать по сто раз на дню, стоить это будет для него гораздо больше, чем для какого-то низшего бренда, который просто будет играть какой-то джингл на своем сайте. Обычно мы просто спрашиваем: «Какой у вас бюджет? Давайте мы что-нибудь под него придумаем, а потом, ну, это, конечно, меньше, чем нам хотелось бы, но мы что-нибудь за эти деньги вам придумаем». Опять же, нужно понимать, что для того, чтобы работать с Rolling Stones, нужно сразу заложить миллионы в бюджет.

Я не думаю, что можно с цифрами в руках сказать, что благодаря тому, что вы задействовали аудиолого, продажи выросли на 3% или 4%. Это будет шарлатанство, наверное. Нам обычно звонят люди и говорят, слушайте, ребят, вы такую клевую штуку затеяли, я теперь с удовольствием на работу хожу, и дальше говорят: «Знаете, у нас люди с большим азартом стали работать, больше стали продавать». Но это скорее какая-то качественная, а не количественная оценка.

В случае с компанией Vodafone была возможность что-то измерить, так как песня пробилась в германский чарт, в топ-10. Все обсуждали, это же не просто какая-то песня, это же песня из ролика Vodafone, т.е. Vodafone это тоже явно пошло на пользу.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Михаил Аненков, «Никитин-Records». Как находите ваших покупателей, т.е. как вы продвигаете свою услугу? Как вы находите людей, как вы их убеждаете в том, что ваша услуга нужна.

РОБИН ХОФМАНН: Слушайте, это на самом деле беда. У нас вообще не остается никакого времени на продвижение. Единственное, что нам помогает — это то, что мы на самом деле уникальным делом занимаемся. Большинство брендов сами нас находят, когда приходят к пониманию того, что стыдно дальше с этой музыкой, с которой они раньше работали, выходить на рынок.

Мы работаем с очень приличными брендами. Hugo Boss или Mercedes сами за себя говорят. Когда показываешь другим клиентам названия своих клиентов, они сами как-то определяются. Я не буду называть других автопроизводителей, но есть такие. Крышей пониже, шифером пожиже. Они говорят, у нас не так много денег, как у мерса, но мы тоже такую игрушку хотим. Какой у нас промоушн? Вообще скромный, ребята.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Алена Гречина. У меня такой вопрос: проводите ли вы какие-то исследования для того, чтобы доказать, что для целевой аудитории бренда нужна такая музыка? Статистически доказать, что 80% вашей аудитории любят R’n’B. Делаете ли вы какие-то такие замеры?

РОБИН ХОФМАНН: На самом деле, можно по-разному делать. Андреас у нас совсем яйцеголовыми вопросами занимается. Я могу вам сказать, у нас большое количество сотрудников — это просто ходячие музыкальные библиотеки. Кто-то из них 20 лет диджеем работал или на радио полжизни отмотал. Они очень хорошо и глубоко музыку понимают. Я больше 10 лет работал в разных странах и у меня есть определенный инстинкт. Я вхожу в аудиторию, рассматриваю их несколько секунд и я уже инстинктивно понимаю, какими несколькими песнями я могу добиться эмоционального контакта с большей частью аудитории.

Когда долго этим занимаешься, как-то руку набиваешь. У нас, правда, большое количество живых легенд работает. С другой стороны, мы проводим какие-то исследования, т.е. мы объединяем здесь и чутье, и какую-то статистику. Пока все получается. Я не могу иногда найти научное объяснение тому или иному выбору, но вроде как все хорошо получается.

АНДРЕАС ШЕНРОК: Все не совсем так просто. Уже упоминался один огромный немецкий институт Синуса-Милиуса. Я не знаю, проводит ли тот же самый институт исследования в России, если нет, то значит в ближайшем будущем начнут. Вот они-то как раз собирают соответствующую статистику о том, какие целевые группы музыку каких жанров слушают. Плюс к этой статистике мы используем собственные наработки, у нас есть матрицы соответствия. Я могу вам показать, но они страшно запутанные. И плюс к этому собственное интуитивное число задействуется.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Олег, «FSG-маркетинг». Скажите, пожалуйста, вы привязываете рекламу конкретного продукта к какому-то исполнителю? Бывает, когда какой-то конкретный исполнитель, например, рок-музыки попадает в какие-то странные ситуации. Это риски или это возможность? У вас была такая практика? Вы понимаете, о чем я, да?

РОБИН ХОФМАНН: Да, действительно, прежде чем подписывать соглашение с каким-то исполнителем от лица бренда, я всегда встречаюсь с исполнителем. Я, на самом деле, раньше руководил звукозаписывающей компанией, поэтому я знаю, как они все проводят время. Я спрашиваю их знакомых, а вы знаете новых людей, они себя прилично, вообще, ведут, можно с ними иметь дело?

Действительно, мы подписываем контракт так, что если начинаются какие-то уж совсем скандальные истории, у нас появляется возможность разорвать контракт, но мы понимаем, что такие особенности профессии. От этого риска никуда не убежишь. Могу сказать, что до сегодняшнего дня никаких крупных скандалов у нас не было.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Здравствуйте, меня зовут Юлия. Хочу спросить вас про иностранных клиентов. Может быть, с российскими компаниями когда-то работали, а то вы упомянули Hugo Boss и Mercedes, немецкие компании. На ваш взгляд, когда работаешь с иностранными компаниями, наверное, нужно провести полевые исследования, посмотреть чем там люди отличаются, а то промахнуться можно, наверное.

РОБИН ХОФМАНН: Очень хороший вопрос задаете, спасибо. Действительно, музыка ‑ это международный язык. У каждой страны своя история, свои традиции прослушивания музыки, своя, если хотите, хронология знакомства с музыкой, поэтому не все здесь однозначно, тем более что во многих странах есть свои уникальные явления.

Мы, действительно, сталкиваемся иногда с такой проблемой, что мы не знаем, чего жители этой страны слушают. Могу сказать, что у нас в Москве есть коллеги, которые нам помогают. Тогда мы будем спрашивать, слушайте, а вот девочки 14-16 лет, они сейчас что слушают у вас? Какую мальчиковую группу они будут слушать? Такие вопросы мы задаем. Мы понемножку начинаем искать себе клиентуру в России. Могу сказать, что мы уже работали с H&M для российского рынка, буквально месяц назад. Посмотрим, что будет дальше.

Действительно важно, чтобы были люди на местах, которые хорошо будут разбираться в особенностях местного рынка, специфике российских вкусов. Мы понимаем важность локального компонента.

контакты

119072, Москва, Берсеневская набережная, 6, стр.3

+7 (499) 963–31–10
+7 (985) 766–19–25
do@digitaloctober.com