Digital October

AR/VR Gamedev Moscow Конференция AR/VR Gamedev Moscow

конференция-выставка по использованию технологий дополненной

Дафна Коллер. С мира по курсу

21 января 2013

21 января в Digital October в рамках проекта Knowledge Stream прошла лекция Дафны Коллер, сооснователя портала Coursera, который был признан журналом Time лучшим образовательным сайтом 2012 года. Дафна рассказала о том, как организовать учебный процесс без контроля преподавателей.

ДАФНА КОЛЛЕР: Спасибо большое, для меня большая честь иметь такую возможность выступать перед вами, тем более на вашей пятидесятой лекции. Хочу вас всех поприветствовать, всех без исключения, хотя, конечно, особенно радостно мне было узнать, что 50% слушателей уже являются пользователями Coursera. Надеюсь, что после этой лекции вас станет еще больше.

Я собираюсь сегодня говорить об онлайновой революции и образовании для всех. Собственно с этого я и начну свое выступление, а уже в конце своей лекции буду говорить не столько о революции, сколько об образовании. Проекту чуть больше года. Он был начат в конце 2011 года на излете достаточно большого эксперимента, в рамках которого три достаточно больших и интересных стэнфордских курса по компьютерным наукам были сделаны доступными, были предложены бесплатно студентам из всех стран мира, желающим их изучать. Обычно, понятное дело, в таком курсе принимает участие 400 человек. А вот когда мы анонсировали эту программу, их стало разом 100 тыс. Понятно, что чтобы столько студентов обучить в обычном лекционном университетском формате, потребовалось бы порядка 250 лет. Такого времени у нас, конечно, не было.

Конечно, если бы хотим сделать образование действительно доступным, нужно пользоваться теми технологиями, которые мы в частности и обкатывали в рамках этого эксперимента. За прошедший год мы смогли подключить к своей программе 33 ведущих мировых университета, которые теперь предоставляют на совершенно бесплатной основе свои образовательные услуги. В основном, как вы видите, это всем известные американские университеты: университет Пенсильвании, Мичиганский, Колумбийский и так далее. Плюс к этому есть восемь университетов за пределами США, в том числе один швейцарский университет, британский и несколько с дальнего востока университетов. Очень надеемся, что рано или поздно появятся среди наших партнеров и российские университеты, которые тоже будут предоставлять совершенно бесплатно образовательные услуги хотя бы русскоязычным студентам по всему миру.

Мало того, что мы работаем с 33 университетами и читают они 213 программ, курсов, общее количество наших студентов превысило 2 млн человек. Объединив несколько технологий, мы смогли предложить достаточно широкий набор дисциплин: вот вы видите, в частности у нас есть курсы по философии, медицине, о глобальных вызовах, компьютерных технологиях, предпринимательстве, фотографии, биологии, астрономии, социологии, литературе и также по массе других тем. Так что у нас действительно получается такое целостное образование.

Достаточно разнообразна наша аудитория. Та структура, которую вы видите на слайде… Как видите, в большинстве своем наши студенты — это люди и так уже имеющие образование, как минимум одно. Видите, диплом бакалавра имеют почти 43% и почти 37% имеют диплом магистра, 5% — доктора. Лишь треть наших студентов живет в США. У нас очень много студентов в Европе, в том числе масса студентов в России. Я вам могу сказать, что Россия по числу студентов Coursera постоянно входит в пятерку стран, как собственно и Соединенные Штаты, конечно.

Прелесть проекта в том, конечно, что он дает возможности образования тем, у кого их раньше не было, что я попробую проиллюстрировать при помощи нескольких коротких историй. У нас больше 2 млн студентов — про всех, конечно, не расскажешь. Но я постаралась выбрать несколько наиболее запоминающихся случаев. Вот, например, Рауль. Рауль хотел учиться в Соединенных Штатах, он прошел несколько курсов по компьютерным технологиям у нас и в итоге выиграл грант Фулбрайта.

Есть Джолин. Она живет в Пакистане. Она прошла принстонский курс по социологии. И вместе с другим студентом, который прослушал этот курс, она создала некоммерческую организацию, которая сейчас занимается полезной деятельностью в Пакистане.

Ну и вот, наконец, есть Ачинт, который прослушал курс по геймификации и сейчас как раз принимает участие в каком-то предпринимательском конкурсе у себя на родине, используя полученные навыки.

Давайте теперь побольше поговорим о структуре этих курсов. Это может показаться немного скучноватым тем, кто и так уже хорошо знает нашу программу, приношу за это извинения. Наши курсы имеют конкретную четкую программу, которая, как собственно и курс в любом университете, начинается в конкретную дату. Есть домашние задания, которые нужно выполнять к определенной дате, они оцениваются. Вот здесь вот показано, как меняется количество посещений нашего сайта со временем. Ну и вы сами понимаете, что эти пики приходятся как раз на то время, когда студенты заходят на сайт для того, чтобы сделать домашнюю работу. Типичная история про студентов, как всегда они все откладывают до последнего момента. Успешное прохождение курса после успешного выполнения всех заданий, конечно же, приводит к тому, что мы выдаем студентам соответствующие сертификаты, которые могут использоваться в дальнейшем, скажем, при прохождении собеседования с работодателем.

Давайте более подробно обсудим различные элементы этих учебных программ. Во-первых, инструктаж ведется обычно в видеорежиме. Плюс к этому есть, конечно, и различные механизмы оценки. Сейчас мы все это обсудим по порядку. Для начала покажу вам деморолик, посвященный как раз тому, как все это работает.

ВИДЕОРОЛИК

То есть, как вы видите, вы можете просматривать эти видеоролики с той скоростью, с которой вам удобно. Вы можете прокручивать, вы можете ускорять и замедлять, если это необходимо. Обратили, наверное, внимание на то, что субтитры практически везде доступны на огромном количестве языков. У нас есть энное количество сообществ русскоязычных пользователей, которые самостоятельно как раз субтитры и переводят. И русскоязычные субтитры доступны к большинству наших дисциплин.

В отличие от традиционного механизма подачи информации, мы очень часто используем, скажем так, менее привычные механизмы подачи. Вот вы видите: один из преподавателей, читающий как раз курс на тему устойчивого развития окружающей среды, энное количество роликов снял на природе. Ну, с другой стороны, у нас есть преподаватели, которые брали интервью как раз тогда, когда в американском верховном суде обсуждалась судьба одного очень противоречивого законопроекта. Плюс к этому, конечно, есть масса возможностей для обсуждения наиболее проблемных вопросов. Скажем, в такой категории, как социология, постоянно идут очень жаркие дискуссии на форумах. И опять же социология — это та дисциплина, в которой ярче всего проявляются какие-то культурные особенности, национальные особенности людей. Опять же я знаю, что в России очень популярен курс по геймификации. Вот собственно вы видите отсюда скриншот: по центру ни много ни мало сам инструктор, точнее, его аватар.

Точно так же мы отходим от привычных лекал обучения. Вместо того, чтобы разбивать весь курс на 45-минутные или полуторачасовые блоки, мы его разбиваем обычно на гораздо более короткие куски. Плюс к этому мы можем предлагать студентам и дополнительный контент. Скажем, здесь можем к курсу по современной геномике предложить дополнительный материал, для того чтобы люди имели возможность освежить этот курс в памяти, если что-то забылось. Либо, наоборот, предложить какую-то дополнительную информацию о коммерческих приложениях геномики. Действительно, поскольку студенты различаются, не имеет большого смысла читать всем один и тот же курс.

При всем при этом мне кажется, что видео — это наиболее скучный момент, связанный с нашим образованием. Мы считаем, что гораздо большему люди учатся тогда, когда непосредственно работают с материалом. Из педагогической литературы мы узнали, что работа по поиску информации чрезвычайно важна и позволяет лучше закреплять знания. Собственно, исследования показали, что в последующих тестах, те, кто потратил какое-то время на поиск информации, обычно демонстрируют ее лучшее знание и понимание, чем те, кто ее просто получил в лекционном формате.

ВИДЕОРОЛИК

Вот видите, здесь задается вопрос, вы отвечаете на него. Если ответ неправильный, у вас есть возможность предложить другой ответ. В итоге вам показывают правильный ответ. Сами знаете, как это бывает: бывает так, что во время лекции кто-то задает вопрос, мало кто успевает послушать это, потому что никто еще не дописал ответ на предыдущий вопрос. И таким образом от такой возможности общения с преподавателем обычно выигрывают только те, кто и так хорошо знает материал.

На самом деле здесь приведены примеры достаточно простых вопросов, которые активного обдумывания и не требуют, а при этом значительная часть домашней работы уже требует серьезной подготовки. Можно задаться вопросом: «А как же оценивать уже более сложную работу?» Это не просто ответ на вопрос, предполагающий энное количество заранее сформулированных ответов. Вы можете, скажем, в рамках курса по математике ошибиться где-нибудь с синтаксисом. На самом деле, разработанная нами система умеет различать различные виды, скажем так, математической нотации, и поэтому большая часть оценки домашней работы выполняется автоматически. Даже более глубинная творческая работа, связанная, скажем, с написанием программного кода или созданием компьютерных моделей (финансовых или моделей физических объектов) — даже подобная работа может быть в определенной степени автоматизирована.

То же самое касается, скажем, и оценки упражнений, выполненных в Excel. Попробую привести конкретный видеопример из курса компьютерных наук.

ВИДЕОРОЛИК

Вот видите, здесь стоит задание поправить цвета на этой картинке. Здесь вы можете выполнять это упражнение до тех пор, пока сами по картинке не поймете, что добились желаемого эффекта.

Концепция Mastery learning, предполагающая возможность перехода к следующем блоку только при освоении материала (я буду неоднократно возвращаться)… Вот здесь вот левый график показывает, что при первой подаче домашнего задания отнюдь не все смогли все сделать правильно. Однако вот зеленый столбик показывает, что в конечном итоге практически все студенты постарались добиться наибольшего балла. В обычной университетской среде все, конечно, происходит не так. Вы сдаете работу, через две недели получаете оценку и уже сильно переживать по этому поводу смысла никакого нет, потому что курс прошел, жизнь тоже не заканчивается на этой работе. И желание возвращаться к сделанным ошибкам, переделывать работу никогда ни у кого не возникает.

Ну и собственно говоря, мы знаем, что чем больше времени и сил человек посвящает более качественному освоению материала, тем с большей вероятностью мы можем не сомневаться в том, что он и дальше будет хорошо справляться и в рамках этой дисциплины, и в работе, если она с этой дисциплиной будет связана. Такой подход к освоению материала полезен в целом как инструмент обучения и конечно же позволяет людям гораздо более дотошно освоить материал.

Нас часто спрашивают: «А как же вы можете в автоматическом режиме оценивать уже какую-то совсем тонкую, критическую работу?» Здесь мы решили ничего не автоматизировать, однако использовать механизмы горизонтальной оценки. Вот здесь в рамках курса по геномике одни студенты подготовили критику работы других студентов, а третьи студенты оценивают этот критический разбор.

Вы можете задать вопрос: «Ну насколько это вообще обоснованно? Насколько резонно использовать механизм оценки качества работы студентов другими студентами?» Ответ на этот вопрос вы видите на данном слайде. Здесь вы видите корреляцию между вот этими горизонтальными оценками, которые дали своим коллегам другие студенты с одно й стороны, и оценками самого экзаменатора, который специально, чтобы продемонстрировать ценность такого подхода, лично оценил работы 2 тыс. студентов. Мне кажется, что этот график говорит сам за себя.

Подобная горизонтальная оценка позволяет нам перейти границы привычно возможного. Ну, вот скажем, здесь вы видите несколько работ, которые стали, можно сказать, выхлопом курса по архитектуре и дизайну. Понятное дело, что заключительная работа такого курса предполагает детальную дизайнерскую проработку какого-то предмета. Сначала обдумывание концепции, а потом уже воплощение этого дизайна в жизнь. Вот видите, что получилось. Здесь есть столик для ноутбука, по центру, возможно, знакомый вам предмет для зарядки телефона, точнее, подвеска для телефона, чтобы его проще было заряжать. Ну и, наконец, такой вот складной стол. Это все, вы видите, работы студентов из самых разных стран: Испании, Индии и Филиппин. Надо сказать, что в рамках этого курса была масса других очень интересных работ, но просто все в одной презентации не покажешь.

Больше того, горизонтальная оценка дает студентам возможность более подробно обсудить содержание учебных курсов. Вот скажем, в рамках курса университета Пенсильвании по литературе и поэзии была как раз такая возможность комментировать чужие работы — эссе и сочинения на тему конкретного стихотворения. Ну и вот видите: 41 голос, 60 постов, 872 раза прочтено.

Отсюда резонно перейти к следующей теме — теме различных сообществ. Я уже говорила о том, что, конечно, больше всего у нас пользователей в США, но вы видите, что и Россия уже занимает очень важное место в структуре нашей студенческой жизни. У нас очень много российских студентов, много индийских студентов. Студенты общаются друг с другом на форумах, задают там вопросы, получают ответы или сами дают ответы на чужие вопросы. И вот из этой цитаты на экране следует, что действительно этот инструмент обучения отличается гораздо большим уровнем интерактивности даже в сравнении с привычными университетскими аудиториями.

Может показаться странным, но чем больше группа, тем более эффективно, более богато происходит общение внутри группы. Вот здесь вот по горизонтали показано среднее время отклика, то есть время в минутах, которое проходит между размещением вашего вопроса и получением ответа на него. Чем больше пользователей, тем быстрее появляется ответ. Мало того, что на вопросы быстрее отвечают, практически всегда и качество этих ответов тоже выигрывает от размера группы. Это дает нам любопытный вывод, что чем больше размер группы, тем лучше качество получаемого вами образования, что, конечно, неверно в любой другой среде.

Ну вот здесь вы видите отмеченные булавочками города, в которых иногда встречаются студенты Coursera. Вот Юля уже самостоятельно предложила собрать «курсерианцев» на территории Digital October. То есть, как видите, подобные (неизвестно насколько регулярные) встречи проходят почти в 1,6 тыс. городах. Ну, вот, в частности, видите, по булавочкам есть несколько сибирских городов, где встречаются ребята. Точно так же по всему остальному миру подобные встречи проходят.

Давайте теперь немножко поговорим о результатах подобной учебной программы, что лучше всего, конечно, иллюстрировать при помощи уже собранной по-своему потрясающей статистики. У нас очень большая база данных, в которую попадает информация о просмотрах видео, ответах на вопросы, постах на форуме и так далее. Столь подробная база данных, столь подробная статистика очень полезна для нас как организаторов этого проекта постольку поскольку показывает, что полезно, что нет. Вот здесь вот мы видим распределение неверных ответов на тест в рамках курса, который читает мой коллега Эндрю по теме «Механики обучения». Когда у вас в группе, скажем, 102 человека приходят к одному неверному ответу, это вряд ли вызывает удивление. Но когда вы видите резко отклоняющееся значение (жирный крест слева сверху), это означает, что в данном случае 2 тыс. человек дали неправильный ответ. Это позволяет нам выявлять какие-то проблемные моменты. Если мы видим, что большое количество людей совершает одну и ту же ошибку, мы перенастроим систему не так, чтобы она просто говорила: «Ответ неправильный, подумайте еще». А давала какую-то дополнительную информацию, которая позволит снять это непонимание раз и навсегда.

Понятное дело, что обучение и с точки зрения преподавателя, собственно преподавательский процесс должен меняться в подобной среде. Мы вот использовали различные механизмы проведения тестов. Вот скажем, мы в какой-то момент проверили, на двух разных группах студентов, полезно ли показывать лицо инструктора или нет. Поскольку предыдущие исследования на эту тему были противоречивыми: где-то говорилось, что людям полезно это и нравится, а кто-то говорил, что наоборот, это кого-то отвлекает. Может быть, вы знаете, что те же Google и Facebook каждый день проводят такие локальные эксперименты, посвященные тому, как бы сделать пользовательский опыт еще лучше. Вот мы пытались сделать то же самое. Как видите, группа А видела изображение преподавателя, группа Б — не видела. Нам пришлось кстати говоря этот эксперимент прервать уже посередине, потому что студенты из группы Б начали жаловаться, что в группе А показывают лицо преподавателя.

Построенная нами база сбора статистической информации позволяет получать информацию так быстро, чтоб производить необходимые изменения чрезвычайно быстро, буквально в течение часов, а не недель, как это происходит в других проектах.

Хочу напомнить вам об одной интересной работе 1984 года за авторством Бенджамина Блума. В этой работе он сформулировал так называемую «задачу двух сигм». Я ее проиллюстрирую вот на этом слайде. При привычном лекционном формате с аудиторией из, скажем, 30 студентов, распределение знаний на выходе с курса описывается первой кривой. Красная кривая показывает несколько другой подход к обучению: не просто прочитанные лекции, но и проводятся тесты. Пока студенты окончательно не освоят (на 70% все не освоят) данный материал. Вы видите уже, что эта гауссиана становится потоньше. И, наконец, третья кривая, зеленая, показывает распределение образовательных результатов в случае обучения в формате один на один.

Что такое отклонение в одну сигму или две сигмы? Ну, предположим, что справа у нас показаны все наши студенты, что у нас будет некое медиальное значение с точки зрения образовательных результатов. То есть 50% выше этого порогового уровня знаний темы, 50% — ниже. Если мы уменьшим это распределение результатов на одну сигму, то у нас количество плохо освоивших эту тему уменьшится с 50% до 2%. Это, казалось бы, здорово. Другое дело, что добиться такого мы можем только при помощи индивидуализированного, кастомизированного, можно сказать, обучения в формате один на один, которое дается обычно огромными финансовыми и временными затратами. Однако нам кажется, что использование современных технологий позволяет нам перетащить синюю кривую уже однозначно на уровень красной кривой и, возможно, со временем — на уровень зеленой кривой. То есть инструменты Mastery learning мы, на моу взгляд, достаточно успешно внедрили в структуру обучения в Coursera. Над персонализацией продолжаем работать. И вопрос в том, насколько далеко мы можем зайти в этой персонализации, представляется мне чрезвычайно интересным.

Не могу здесь не процитировать Слоссона, который говорил, что «колледж и университет это место, где записи профессора попадают непосредственно в конспекты студентов, минуя их мозги». Вряд ли вы будете со мной спорить, скажу, что, к сожалению, во многих вузах именно это и происходит. Здесь не могу не вспомнить прекрасную цитату из Плутарха, который говорил, что ученик, это не сосуд, который нужно заполнить, а факел, который нужно зажечь. Именно поэтому мы не останавливаемся исключительно на лекционной работе, мы не пытаемся забить мозг студентов контентом.

На курсах физики было продемонстрированно, что, конечно, усвоение материала происходит гораздо лучше в том случае, если студенты не просто присутствуют, просто слушают, но и принимают активное участие. Ну ,собственно это и продемонстрировано здесь разноцветными столбиками: синие — чисто лекционный формат, а красные — это не просто лекционно-семинарский формат, но и еще выполнение каких-то собственных проектов.

В заключении своего выступления я хочу вернуться к своему первоначальному тезису о том, что образование должно стать доступным для всех. Вам может показаться, что я где-то обобщаю, гиперболизирую, но мы правда очень трепетно относимся к этой теме. Строго говоря, качественное образование до последнего времени было доступно лишь небольшой части населения нашей планеты. Поэтому мы считаем, что образование — это универсальный демократизатор. Образование дает людям совершенно другие возможности построения качественно лучшей жизни. Может быть, знаете, что в ООН разработана программа, призванная обеспечить образование всем детям нашей планеты. Сами понимаете, что если вы приедете куда-нибудь в черную Африку, где люди в лучшем случае чашку риса получают в день, и спросите их, что хотят эти люди, они вам не скажут: «Мы хотим есть больше». Если они умны, они скажут: «Мы хотим образование», — понимая, что хорошее образование даст им возможность кардинально свою жизнь поменять.

Мы рады видеть, как масса наших студентов и студентов других учебных программ и заведений возвращаются и прослушивают все новые и новые курсы. Глупо рассчитывать на то, что курсы, которые мы прослушали в университетские годы, предоставили нам максимум информации, необходимой и достаточной для того, чтобы проработать всю оставшуюся жизнь. Большое количество людей понимает, как это важно — время от времени подзаряжаться новым знанием. Таким образом, подобные программы дают возможность снова приникнуть к фонтану образования тем, кто физически, в силу занятости, в силу финансовых ограничений не может себе позволить обычное университетское образование. Здесь мне сразу вспоминается один известный индийский математик Рамануджа, который происходил из никому не известной деревни, и очень быстро стал признанной звездой в своей области. Мы же не знаем, где родится новый Эйнштейн. Мы должны дать всем людям возможность получить высококачественное образование. Спасибо за внимание, у меня все.

ВЕДУЩАЯ: Спасибо большое, Дафна. И как я обещала, мы будем задавать тебе массу вопросов. Пожалуйста, поднимайте руку, я прошу делать это заранее, чтобы я примерно представляла, в какой части зала находится вопрос.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Здравствуйте, Дафна. Спасибо большое за прекрасную лекцию, нам очень понравилось. Как я понимаю, вы сейчас в основном сосредоточены на вузовском образовании. Для того, чтобы освоить ваш крутой материал, студент сначала должен пройти материал средней школы, а то и начальной. Что вы по этому поводу скажете? Я на самом деле человек предвзятый, потому что я здесь представляю образовательный стартап, который сосредоточен на образовании, которое в Америке называется K12.

ДАФНА КОЛЛЕР: Я полностью согласна с тем, что и начальное, и среднее образование чрезвычайно важны. И я могу сказать, что мы все больше и больше добавляем материалов как раз из этой области: будь то математика, английский или греческая мифология. Мне кажется, что технология прекрасно может использоваться и, скажем, подростками, детьми из старшей и средней школы, даже 11-12-летними. Я вот не уверена, что подобный формат хорошо подойдет для 7-8-летних. Там все-таки нужен другой механизм взаимодействия, нужно больше личного внимания со стороны преподавателя — не вот эта сухая программа, которая предполагается Coursera. То есть мне кажется, что здесь есть определенное возрастное ограничение, но уже и сейчас 13-14-летние студенты могут прекрасно пользоваться нашими инструментами.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Здравствуйте! Спасибо большое за лекцию. Расскажите нам всем, пожалуйста, как, на ваш взгляд, преподаватели вообще будут зарабатывать деньги, когда знания станут совершенно бесплатными. Спасибо.

ДАФНА КОЛЛЕР: Отличный вопрос! На самом деле все равно, конечно, затраты-то в этом проекте есть. Конечно, предельные затраты на одного студента мизерные. Но сама платформа требует разработки, и поэтому мы думаем над тем, как можно было бы зарабатывать деньги в рамках этого проекта. Не для себя, конечно, а для университетов. Мы, конечно, исходим из того, что мы направлять будем деньги в университеты, а они будут отдавать преподавателям. Мы вот недавно, буквально на прошлой неделе ввели новую программу под названием Verified Certificate. И вот такой уже сертификат будет стоить не очень больших, но все же денег. И мы посчитали, что даже если небольшая доля наших студентов решит подобным образом пройти верификацию, которая им нужна тоже, потому что в отличие от цифрового сертификата, этот будет однозначно привязывать «цифровое» «я» к «биологическому», однозначно показывать, что именно такой-то гражданин получил соответствующие знания. Даже при том, что небольшая доля студентов захочет провести такую верификацию, деньги будут заметными. Есть еще несколько механизмов зарабатывания денег. Один из них связан с тем, что многие вузы, относительно небольшие, просто не обладают достаточным количеством преподавателей, которые могли бы читать те курсы, которые интересны студентам. И вот мы думаем над тем, чтобы собственно лицензировать курсы, которые смогли бы использовать дальше те или иные вузы, просто включая их в собственную образовательную программу, используя их как каркас для образования и добавляя к ним больше семинарской работы. Ну и поскольку вузы обычно берут деньги со своих студентов, наверное, они готовы были бы часть этих денег отправлять и в Coursera.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Я хотел бы поблагодарить вас не только за лекцию, но и за саму Coursera, которую вы создали. Мой вопрос такой. Сейчас вы представляете на Coursera отдельные курсы. Есть ли планы представить совместно с университетами мастерские программы, полноценные? И считаете ли вы возможным распространять мастерские программы через дистанционное образование? Или речь идет только об отдельных курсах?

ДАФНА КОЛЛЕР: Действительно, мы пока разрозненные курсы предлагаем по той простой причине, что проект все-таки еще очень молодой. Мы пока прибегаем к услугам преподавателей, инструкторов из числа пионеров в области новых технологий. Сейчас, когда проект приобрел определенную известность, число заинтересовавшихся инструкторов стало гораздо большим. И мы уже можем пытаться свить эти курсы в определенную целостную программу. В этом направлении мы собираемся работать с университетами, и я намеренно здесь использую множественное число. Мне кажется, в целом неверно предлагать цельную программу, которую читают преподаватель только одного университета. Мне было бы намного интереснее набрать лучших преподавателей из лучших университетов и из их курсов сложить идеальную программу. Мне кажется, что будет здорово, если у нас это в итоге получится так, как вы описываете.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Спасибо, добрый день Дафна. Расскажите, что было для вас наибольшей сложностью, какую задачку было труднее всего решить, когда вы взялись за Coursera?

ДАФНА КОЛЛЕР: Ох, ну и вопрос у вас! Знаете, ну, трудностей-то много было. И мы в целом многие задачки успешно решили. Поначалу нам приходилось бороться с огромной долей скепсиса со стороны образовательных партнеров, скептиков до сих пор очень много. При всем при этом мне кажется, что то образование, которое сейчас получают наши студенты, поражает и их самих и преподавателей. Нам часто говорят: «Слушайте, можно, конечно, компьютер изучать в таком режиме. Но разве вы можете какие-то гуманитарные предметы читать?» Мы доказали, что можем. Есть еще какие-то проблемы, которые мы так и не решили, но мы не теряем надежды. Вот есть, например, виды домашних заданий, которые мы до сих пор не очень хорошо оцениваем. Ну вот, скажем, если вы должны написать сочинение длиной в 10 тыс. слов, предполагается, что его преподаватель прочтет и что-то умное вам в ответ напишет. Пока автоматизировать эту работу нам никак не удается.

ВЕДУЩАЯ: Но мы не сомневаемся в вашем успехе! Еще вопрос, пожалуйста.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Дафна, я задам вопрос, который всех преподавателей сейчас волнует, и в высшей школе, я думаю, и начальной, и средней. Контент образовательный настолько быстро изменяется, настолько динамичен, что учебники устаревают просто в момент их написания. Ваше мнение: есть будущее вообще в принципе у печатных бумажных учебников или мы все в очень скором времени перетечем к цифровому электронному контенту, который будет каждый семестр обновляться?

ДАФНА КОЛЛЕР: Не уверена, что вопрос по адресу. Все-таки следовало бы, наверное, спрашивать об этом специалистов как раз по учебникам. Но в целом я понимаю ваше беспокойство и сама слышу от большого количества коллег, что многие издатели постепенно поворачиваются в сторону электронных учебников. Действительно, цифровые учебники имеют массу преимуществ в сравнении с печатными, и стоит, наверное, готовиться к тому, что они станут гораздо популярнее уже в обозримом будущем.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Привет, Дафна! Назови, пожалуйста, какие у вас три самых популярных курса на Coursera?

ДАФНА КОЛЛЕР: Самый популярный могу назвать. Это курс университета Дьюка по философии и логическому мышлению — 180 тыс. студентов. Поскольку основной упор там делается как раз на логическом мышлении, видимо, большой запрос на него существует. Второй по популярности курс у нас по геймификации Мичиганского университета — 25 тыс. студентов. А третий, к сожалению, просто не знаю, не готова ответить.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Дафна, спасибо большое за увлекательную лекцию у меня два вопроса. Во-первых, расскажи, пожалуйста, про бизнес-модель. Вот ты сказала, что есть какие-то три источника заработка денег — как-то недостаточно детально это все прозвучало. И второй вопрос. Вот ты говорила, что столкнулись вы с огромным зарядом скепсиса, когда начинали свой проект. И возникает вопрос: а каких инвесторов вы искали в свое время? Я так понимаю, что деньги-то большие ушли на ваш проект.

ДАФНА КОЛЛЕР: Даже не знаю, что еще добавить к описанию бизнес-модели. Мы относительно недавно наладили вот эти три механизма зарабатывания денег, которые я упоминала. Это было настолько недавно, что мы пока еще и не знаем, как они заработают. Может быть, уже через полгода я смогу предоставить какую-то осмысленную финансовую информацию. Что касается инвесторов, нам очень повезло, конечно. Когда встречаешься с различными инвесторами, важно же обсуждать не просто сколько вам денег дадут и на каких условиях. Важно убедиться в том, что для них действительно важна и актуальна миссия вашего проекта. Вот мы нашли сразу двух инвесторов, которые не сомневались в том, что образование должно быть бесплатным. Они проявляли терпение, они сразу согласились с тем, что проект не будет зарабатывать огромных денег с самого начала. Ну а с другой стороны, они сказали, что бесплатное образование для всех важнее огромных прибылей.

ВЕДУЩАЯ: Кстати говоря, Джон Дорр, один из ваших инвесторов, тут уже выступал в рамках Knowledge Stream. Не про образование рассказывал, скажем честно, но про другие технологии говорил много.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Здравствуй, Дафна! А нужны ли вам университеты для Coursera? Нужны ли университеты, если есть хорошие преподаватели?

ДАФНА КОЛЛЕР: На этот вопрос есть масса различных ответов. Во-первых, университет берет на себя своеобразную кураторскую функцию, потому что в любом университете есть разные преподаватели: есть выдающиеся, есть те, которые считают себя выдающимися, и не всегда обоснованно. Можно, конечно, превратить Coursera в Youtube, и в итоге и проект у вас будет как Youtube. То есть там будут отличные, прекрасные ролики и будет масса никому неизвестных потенциально хороших роликов, масса хорошо известных плохих роликов. Так что университеты нам нужны как гарант качества. И студенты к нам как раз обращаются потому, что знают, что именно в Coursera они могут получить доступ к курсам ведущих преподавателей. Опять же, если профессор работает в уважаемом университете давно и только этим и занимается, значит, он, наверное, хороший специалист в своем деле. В то время как какой-то доморощенный преподаватель самоучка (хотя может быть и гениальным, талантливым) такого знака качества не имеет.

Так что я думаю, что в ближайшем будущем ничего не поменяется. Работодателям важно увидеть, что вы с дипломом уважаемого университета, а не с сертификатом, что вы прослушали курс уважаемого преподавателя. Представьте, что вы скажете: «Я прослушал курсы принстонских, стэнфордских и колумбийских преподавателей». Это же звучит гордо.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Здравствуй Дафна! Счастлива тебя видеть, для меня честь задать тебе лично следующий вопрос. Я преподаю английский язык в МГПУ. У нас очень много разных дисциплин. Мы учим английскому языку социологов, журналистов и массу других специалистов. И нам очень сильно не хватает возможности взаимодействия как раз со специалистами из предметных областей. И вот я думаю: а можно ли как-то интегрировать программы Coursera в нашу структуру обучения? Или же мы будем просто предлагать своим студентам пользоваться чаще Coursera? Может быть, какую-то другую платформу организовать для взаимодействия студентов и профессоров?

ДАФНА КОЛЛЕР: Я думаю, что нет никаких проблем с интеграцией Coursera в образовательную сетку российских вузов. Мы будем рады подобному сотрудничеству. Я уже говорила, что русский — второй или третий по популярности язык на нашей платформе. Наверное, третий после португальского и английского. Я думаю, что раз уж речь, конечно, идет об обучении языку, то подобное синхронное обучение очень любопытно. С другой стороны вы же можете пользоваться и массой других инструментов. Есть, например, Google hangout. Вы и там уже можете обеспечивать взаимодействие студентов как внутри конкретной учебной группы, так и, скажем, со студентами предыдущих выпусков. Так что мне не кажется, что Coursera полностью рассинхронизирована с вашими учебными программами.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Добрый день, Дафна. Первым делом хотел поблагодарить за такую восхитительную лекцию. Что гораздо важнее, хочу вас поблагодарить за ваш огромный вклад в улучшение жизни всего нашего мира. И конечно, благодарю от своего лица и от лица других студентов Coursera. Есть ли какие-нибудь исследовательские группы, с которыми вы регулярно взаимодействуете в поисках новых педагогических инструментов? Может быть, подобная группа работает внутри Coursera? А может быть , ее нет вообще?

ДАФНА КОЛЛЕР: Больше всего мы взаимодействуем со всеми теми университетами, которые я упоминала. Собственно те университеты, которые предложили нам свои курсы уже самостоятельно изучают данные об их эффективности, пытаются сделать свои собственные выводы. Это же чрезвычайно важная информация для практиков. И мы предлагаем университетам очень ценную информацию о том, как себя ведут студенты в новых цифровых средах.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Я здесь представляю дипломатическую академию при МИДе РФ. Вот вы в своей презентации упомянули ООН. И я хотела спросить, сотрудничаете ли вы с ООН в рамках заявленной инициативы или они знают просто о вашем существовании?

ДАФНА КОЛЛЕР: Мы вот начали взаимодействие с этой инициативой Education First. Как вы знаете, в основном программа Education First посвящена все-таки начальному и среднему образованию, и поэтому пересечений с нашей программой не очень много. Однако часть своего контента, о которой я уже говорила, мы понемножку не столько адаптируем, сколько дополняем, достраиваем при помощи материала из программы средней школы.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Здравствуйте, Дафна. Меня зовут Алексей. Спасибо большое за очень интересную лекцию. Вы в самом начале сказали, что есть 33 университета, которые взаимодействуют, сотрудничают с Coursera. И вот сразу возникает вопрос. Что должны сделать российские профессоры или университет для того чтобы войти в число этих университетов?

ДАФНА КОЛЛЕР: Было бы здорово, если бы появились русскоязычные курсы в Coursera. Конечно, договоренности заключаются на уровне организаций, не лично с профессорами. То есть, если вы хотите, чтоб ваш курс попал в Coursera — поговорите с руководством вуза, и дальше оно с нами свяжется, обо всем договоримся.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Вот я не знаю как у вас на Западе, а у нас в России есть такая проблема. Классическое консервативное образование, оно очень долгое, очень длинное и крайне оторвано от реальных потребностей, от того, что происходит вообще на рынке. Как вы думаете, есть ли такая вероятность, что классическое консервативное образование вообще уйдет в прошлое, уступив место более инновационному онлайн-образованию, более гибкому. Спасибо.

ДАФНА КОЛЛЕР: Я на это очень надеюсь. Я думаю что… современное образование не так сильно поменялось с точки зрения механики, не с точки зрения контента, за последние пять столетий. Последние 500 лет профессора как стояли за кафедрой и начитывали текст, так и стоят, как это ни постыдно, во многих вузах до сих пор. Давно пора дать студентам возможность учиться уже самостоятельно дома и приходить в аудиторию для того, чтобы уже обсуждать изученное, осваивать дополнительные материалы. Гораздо важнее уже навыки критического мышления, совместной работы, а не навыки быстрого записывания. Важнее, понятное дело, не только в учебе, но и в дальнейшей работе. Мне кажется, что так мы и общество лучшее построим, и просто систему образования.

ВЕДУЩАЯ: Спасибо большое, Дафна. Я вижу, что мы не исчерпали вопросы. Еще на один вопрос ответишь?

ДАФНА КОЛЛЕР: Без проблем!

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА: Спасибо за ваше выступление. Меня интересует вот какой вопрос. В настоящее время очень актуальны и необходимы курсы по инженерным специальностям, но которые требуют выполнения лабораторных работ. Как вы думаете, возможно ли использовать ваши технологии для построения и реализации инженерных курсов? И планируете ли вы такие курсы?

ДАФНА КОЛЛЕР: Отличный вопрос. Я вот уже говорила, что есть энное количество технических трудностей, упоминала сочинение в 10 тыс. слов. И вот названная вами категория курсов, имеющая большую лабораторную компоненту, вызывает у нас серьезные трудности. При всем при этом мы преклоняемся перед людьми, которые создали мощнейшие виртуальные лаборатории. В частности физическую лабораторию, электронную лабораторию, появились очень хорошие медицинские и хирургические симуляторы. И мне кажется, что во многом мы можем положиться на подобные инструменты. Они, конечно, не могут стопроцентно заменить реальные лабораторные проекты. Мы уже убедились в том, как полезно давать студентам домашние задания, предполагающие какую-никакую лабораторную работу, которую они будут записывать на видео и дальше показывать этот видеоролик. Его уже может оценить преподаватель. Не лучшее решение, но в принципе оно достаточно функционально. Собственно говоря, некоторые наши студенты, проходя какую-нибудь музыкальную программу, могут исполнение того или иного произведения таким образом записать на видео и дальше у их сокурсников будет возможность оценить эту работу. Конечно, очень сложные высоконаучные лаборатории воссоздать в виртуальной среде в ближайшем будущем не получится. То есть мы будем пользоваться предоставляемыми современными технологиями возможностями там, где это технически получается.

ВЕДУЩАЯ: Дафна, я вижу, что рук еще много у нас поднято. Многие хотят задать тебе вопросы. Я очень надеюсь, что вот это цифровое наше общение — лишь первый шаг в нашей большой дружбе. Надеюсь, что многие наши надежды сбудутся, в первую очередь, в плане модернизации российского образования. Но также я очень надеюсь, что ты приедешь сюда, и мы с тобой встретимся лично. Пока еще не даю никаких обещаний от лица Digital October. Ну, Дафна, на этом твое активное участие в сегодняшнем мероприятии подходит к завершению. Мы были очень рады тебя слушать, спасибо! Давайте еще раз поблагодарим Дафну своими аплодисментами. Спасибо за то, что ты стала нашим 50-м докладчиком. Я еще раз подчеркну, не в последний раз мы тебя слышим, надеюсь, еще и увидим лично.

ДАФНА КОЛЛЕР: Спасибо вам всем, спасибо за то, что вы пришли, за то, что вы слушали. Спасибо Юле за ее гостеприимство.

контакты

119072, Москва, Берсеневская набережная, 6, стр.3

+7 (499) 963–31–10
+7 (985) 766–19–25
do@digitaloctober.com