Digital October

AR/VR Gamedev Moscow Конференция AR/VR Gamedev Moscow

конференция-выставка по использованию технологий дополненной

Лекция Джона Харторна. Друзья, семья и дураки

29 марта 2012

29 марта в Digital October выступил с лекцией глава крупнейшего в мире стартап-акселератора MassChallenge Джон Харторн и рассказал о ключевых ингредиентах рецепта создания успешного стартапа. Друзья, семья и дураки в списке Харторна стоят на первых местах, деньги – на одном из последних.

ДЖОН ХАРТОРН: Добрый вечер. Хочу вам сразу рассказать про MassChallenge, чтобы вы понимали весь контекст моего выступления. Потом немного поговорим о системном мышлении — тема, которая активно прорабатывалась в MIT. От сюда же берутся идеи системной динамики. Потом мы поговорим о том, как в логике системного анализа, системного мышления мы прорабатываем всю тему стартапа. Мы помогаем стартапам рождаться и добиваться успеха в инфраструктуре MassChallenge. Ну, и потом мы поговорим о том, как найти ресурсы под ваш конкретный стартап, как оптимизировать экосистему стартапа в мире и как добиться оптимизации конкретных стартапов.

Для начала расскажу вам про MassChallenge. MassChallenge — это крупнейший в мире бизнес-акселератор, крупнейшее соревнование для всех стартапов. Где бы вы ни находились, вы можете подать заявку на участие в нашем конкурсе. 125 лучших заявок выигрывают и получают бесплатный доступ к нашим мощностям, нашим офисным помещениям, нашим спонсорам, нашим юристам. Опять же, идут сотни различных семинаров, обучающих мероприятий, конференций, где вы можете знакомиться с другими компаниями. Такая работа продолжается в течении трех месяцев. После чего мы из 125 компаний выбираем 10-20, между которыми мы делим приблизительно $1 млн. Делим на кусочки в $10 или $100 тыс. При этом мы не претендуем на долю в вашей компании. Это вполне может быть российский стартап, вы можете приехать в Бостон, поработать у нас 3 месяца, пообщаться с юристами, потенциальными клиентами, выиграть $100 тыс., вернуться в Россию. Никто вас не будет заставлять переезжать и начинать работу в каком-то другом месте. Нам кажется, что сейчас в мире появилась прекрасная возможность дать дополнительные возможности творческому классу ни в одной отдельно взятой стране, а по всему миру. Фактически есть возможность выстроить горизонтальные связи между представителями творческого класса во всех странах мира. Благодаря тому, что появляются новые конвергентные технологии и, строго говоря, мы видим, что творческий креативный класс требует новых инструментов и новых прав не только в США или России, но и в других странах. В этом мы и видим свою миссию, в помощи предпринимателям.

Сейчас хотел бы с вами поговорить о системном мышлении и о том, какую роль оно сыграло в создании MassChallenge. Вы сможете сделать выводы о том, пригодится ли вам это для создания стартапа или оптимизации окружающей среды.

Теория системного мышления активно прорабатывалась в MIT. Любая крупная и сложная система, будь то политическая система или экономика в целом, или фондовый рынок, или какой то сегмент финансового рынка, скажем, рынок страхования может быть проанализирован, как такая сложная система. И действительно, добиться улучшения такой большой системы можно только если вы ее оцениваете и подходите к ее анализу во всей ее целостности, а не пытаетесь ее оптимизировать по кусочкам.

Как появляется стартап? Обычно появляется какой-то безумец с какой-то безумной идеей, с этого начинается большинство стартапов. Кстати говоря, с минимальной вероятностью на успех. Зачастую, это инноваторы-одиночки, которым приходит в голову какая-то хорошая идея потенциально нового бизнеса. И дальше у себя в подвале, или гараже, или гостиной на маминой квартире. Этот инноватор начинает по кусочкам собирать свой проект. Для того чтобы добиться успеха, ему нужно, во-первых, выстроить некую юридическую оболочку своего бизнеса. Это требует взаимодействия с госструктурами и с юристами, чтобы защитить интеллектуальную собственность. Параллельно нужно создать собственную команду, не будет лишним договориться о том, как будут делить основатели компании права в этой компании, доли владения. Дальше обычно возникает серьезная потребность в деньгах, которую частично можно урегулировать, взаимодействуя с госсектором или с другими партнерами. Вы знаете правило трех F. Обычно деньги для стартапа берутся из трех источников, все они начинаются на английскую букву F: друзья, семья и дураки. Некоторым везет и они находят каких-то венчурных инвесторов или получают государственный грант. Так или иначе, находится какой-то источник фондирования, источник средств.

На следующем этапе возникает необходимость взаимодействия со СМИ, будь то традиционные СМИ или социальные медиа для того чтобы достучаться до вашей целевой аудитории. Часто бывает так, что какая-то технология рождается в университете или научно исследовательском центре. В этом случае приходится выстраивать отношения с авторами технологии.

Дальше появляется потребность в офисных помещениях и т. д. Короче говоря, понемногу ваш стартап начинает обрастать определенной инфраструктурой, без которой будет трудно добиться успеха. И когда мы задумываемся о такой инфраструктуре для стартапа, или когда приличное государство подходит к вопросу о том, а как нам создать оптимальную инфраструктуру, обычно учитывается несколько важных переменных. Например, юридическая поддержка, наличие инвесторов. Государство пытается близоруко сосредоточиться на одном из этих параметров в надежде, что достаточно сосредоточиться на решении одной конкретной проблемы, и тогда система в общем станет лучше. Государство может решить, что если мы накачаем малый бизнес деньгами, там, глядишь, пойдут инновации. Или если мы приведем много иностранных дядь с деньгами, тоже все будет хорошо. Для того чтобы все работало хорошо, нужно обеспечить высокое качество всей системы. Для того чтобы приготовить вкусный яблочный пирог, и уж тем более большое количество яблочных пирогов, не достаточно просто собрать много яблок.

Главной задачей MassChallenge мы всегда считали помощь в создании всей законченной целостной экосистемы. Часто бывает так, что инноваторы зацикливаются на том, что им не хватает денег, нет инвесторов. Они говорят, деньги это главное, за деньги мы можем купить большую часть других ресурсов. И гонятся за деньгами, забыв обо всем остальном. При том, что деньги — это единственный типовой продукт в экосистеме. Деньги, которые используются в стартап точно такие же, как и деньги используемые в других отраслях. И очевидно, что деньги далеко не самый важный ингредиент данной экосистемы. Наиболее важным будет наличие самого предпринимателя, безумца с безумной идеей, который не отступит до последнего. И безусловно его преданная команда. Если мы с вами соберем в одной точке мира всех гениальных предпринимателей, наверняка за ними стекутся все остальные необходимые нам ресурсы. Поскольку без этих предпринимателей, этих инноваторов все остальные не смогут ничего добиться. Инвестор может добиться успеха только там, где есть инноватор с хорошей идеей, который сможет довести идею до конца, предоставив возможность инвестору эффективно выйти из предприятия. Юристы могут зарабатывать на инноваторах, энное количество советников. Государство зарабатывает за счет того, что компании платят налоги. Университеты зарабатываю тогда, когда успешные стартапы апробируют их технологии. Члены команды так же должны быть довольны. Если они работают в хорошей компании, зарабатывают приличные деньги, занимаясь чем-то интересным. Поэтому поняв, что этот стартап, сообщество — многогранное явление, работающее на огромное количество заинтересованных сторон. При этом самым главным являются сами предприниматели. Однако, в большинстве стран, сообщества предпринимателей выстраивают инфраструктуру в совершенно перевернутом виде. Оно выстраивается так, что этот безумец, работающий в своем подвале, является наименее важным элементом всей системы. При этом мы понимаем, что никто не добьется успеха, если сам предприниматель его не добьется. Все пытаются сразу же заработать на этом предпринимателе, что еще больше усложняет работу предпринимателя. С кем бы он ни пообщался, все хотят откусить кусок его пирога. Говорят, дай мне 5%, дай мне 10% своих акций. Кто-то может довольствоваться и деньгами сегодняшними, а не деньгами завтрашними, то есть долей владения вашей компании. Конечно это отпугивает большое количество предпринимателей. Предприниматели как котята тычутся в разных направлениях, случайным образом подыскивая себе офисные помещения, членов будущей команды, юристов, финансистов и т. д. По хорошему, нужно создать инфраструктуру, которой можно будет легко по понятным правилам пользоваться и заниматься тем, что лучше всего получается у предпринимателя. А именно продвижением его собственной гениальной идеи. В общем, мы поняли эту ситуацию и решили, что можем поставить эту ситуацию с головы на ноги. Мы так и сделали. Мы пообещали, что мы будем выдавать с определенной частотой $1 млн. Мы будем брать на себя так называемые функции консьержа. Мы будем следить за всеми вашими бытовыми потребностями.

Начали мы с ближайших своих соседей, с Массачусетса, с Бостона. Но в итоге мы решили, что можем расширить свой фокус до всего мира. Где бы вы ни находились, вы можете рассчитывать на наших специалистов по юридическим, финансовым вопросам. Они будут вас бесплатно консультировать в течение того времени, которое вы проводите на нашей площадке. И мы ничего не требуем взамен. Предлагая такие условия, мы получаем задачу привлечь лучших предпринимателей со всех стран мира и собрать их у себя на своей площадке в Бостоне. 125 стартапов, 700 человек единовременно. Большая часть на основной площадке, хотя есть и дополнительные. К ним все время прикомандированы финансисты, юристы, специалисты по работе со СМИ, и потенциальные клиенты тут же ошиваются. Слетаются будущие члены ваших команд, хорошо понимая, что здесь собраны лучшие из лучших, самые замотивированные предприниматели с интересными идеями. Соответственно это прекрасная возможность и для них в будущем заработать. Здесь они фактически готовы платить за право встретится с вами, с предпринимателями. Это дает нам возможность на начальном этапе финансировать такие стартапы, не требуя доли владения. Это получается за счет эффекта масштаба. Система не сложная, нужно было сначала понять, как эта система устроена и без каких элементов она не может существовать.

Когда мы только создавали MassChallenge, мы пообщались с 2 тыс. людей. Мы провели огромное количество встреч, встречались с раннего утра до позднего вечера. Когда я говорю мы, я имею ввиду себя и двух своих партнеров-сооснователей. Каждого человека мы спрашивали, что вы делаете, на чем собираетесь зарабатывать, какие самые сложные проблемы. Мы составили своеобразную карту предпочтений. Выяснилось, что всем инфраструктурным службам не хватает замотивированных предпринимателей. А предпринимателям нужны советники по разным темам, по разным дисциплинам. Получается, что предприниматель находится в центре этой системы, является ее ядром, а все остальные службы находятся на ее периферии. Мы выстроили такую структуру, где предприниматель получает совершенно другие возможности. Получает возможность использовать других, как фигуры в своей шахматной игре. Нам всего лишь 2 года, я имею в виду нашему бизнес-акселератору. Когда нам было чуть меньше года нас, позвали в Вашингтон и признали, что наш проект является одной из лучших инициатив США по поддержке предпринимательства. И это было в первый год существования нашей программы. Уже сейчас мы стали на 65% больше чем в прошлом году, и мы продолжаем расти. У нас открываются новые площадки в Израиле, Великобритании. В ближайшие несколько лет мы собираемся открыть площадку и в России. Все это объясняется тем, что мы строим свою работу по таким правилам, по которым никто на данном рынке не работает. Мы оптимизируем все переменные необходимые для успеха предпринимателя. Очевидно, что эта инфраструктура может пригодиться любому стартапу. Очень важно для стартапа с первого дня существования ориентироваться на большую перспективу. Чем бы вы ни занимались, в какой бы отрасли не работали, нужно сразу ставить перед собой амбициозные задачи мирового господства. С точки зрения трудозатрат нет никакой разницы строите ли вы компанию для работы в Тамбовской области или с расчетом на мировое господство. На мировое господство потребуется чуть больше денег. Но с организационной точки зрения практически те же самые трудности. Конечно если вы собираетесь работать на мировом рынке, придется освоить несколько новых навыков взаимодействия с инвесторами, но это пренебрежимые различия.

Я хочу еще чуть-чуть рассказать о нашей работе в Бостоне, а потом дам вам возможность задавать вопросы.

С чего мы начали в Массачусетсе? Мы заявили о своей готовности выдать желающим до миллиона евро, взамен не беря ничего. На тот момент у нас не было ни денег, ни офисов. Нас было трое. Всю свою работу мы вели из моей гостиной, в качестве доски мы использовали большое зеркало. Правда, ничего не было. Первый вопрос от СМИ был, а откуда вы взяли миллион евро? Мы отвечали - «А у нас нет миллиона». На вопрос где же вы его возьмете, мы отвечали - «Не знаем, мы пока не придумали. Но мы его обязательно получим и раздадим. Придумаем что-нибудь, сымпровизируем». В итоге мы вернулись к тем 2 тыс. людей, с которыми мы общались и говорили - «Вы знаете, мы тут всерьез все замутили. Мы обязательно дадим вам доступ к молодым и интересным предпринимателям, которым мы раздадим миллион и ничего не потребуем взамен. Мы устранили все барьеры для предпринимателей, и они обязательно придут». Кто же не придет, если им деньги предлагают? Мы спросили потенциальных партнеров - “Может быть и вам будет интересно?» Они сказали - «Да, конечно, это интересная мысль». Тогда мы сказали - «Здорово! Давайте подумаем, как вы нам сможете помочь. Может подкинете 5, 10, 50 или сразу 100 тысяч?». Дальше мы сказали - «Если вы принесете побольше денег, то у вас будет возможность пораньше пообщаться с нашими предпринимателями, будете им рассказывать какие вы крутые». Так вот, достаточно быстро мы и собрали миллион. Дальше нас спрашивали - «А где у нас будут кабинеты»? Мы отвечали, что у нас пока ничего нет. Дальше нас позвали на встречу в 8 утра, причем в южной части Бостона. Я не знаю, смотрите ли вы наши детективы, но именно в этой части города располагаются мафиозные штаб квартиры. Поэтому я сначала немного струсил. Я думал, вернусь ли я сегодня домой, или меня найдут зацементированном в тазике на дне Бостонской бухты. Приезжаю в красивое здание, расположенное на набережной Бостонской бухты. Девелопер, мультимиллионер ездит на Maserati, очень-очень успешный дядька встречает меня на первом этаже, поднимается со мной на 13-й этаж, показывает мне имеющиеся у него помещения, спрашивает меня побольше про цели MassChallenge, как будет устроен проект. Я ему рассказываю будет так-то, такие-то цели. Спрашивает - «Ну что, договорились»? Я спрашиваю - «О чем договорились-то? Я так до сих пор и не понял, что я здесь делаю». Он сказал, что хочет предоставить нам офис. Я говорю – «Так денег-то у нас нет». Он говорит - «Да ладно, я вам бесплатно предоставлю». Я говорю - «Здорово! А какие офисные помещения вы нам предоставите»? Мне тогда и в голову не приходило, что это красивое здание прямо на набережной, где аренда стоит порядка $60 за квадратный фут. Я и не предполагал, что мне предлагают это место, думал, что это будет какой-то склад на выселках. Он говорит - «Нет, бери прямо это помещение, оно могло бы нам стоить $1,6 млн в год, если бы мы его сдавали в аренду, но вам ребята дадим бесплатно». Я сказал - «Извините, но я не уверен, что я смогу платить здесь хотя бы за коммунальные услуги и даже за интернет. И мебель нам купить не на что». Он говорит - «Да ладно, не переживайте, я вам все куплю и заплачу за все и ремонт сделаю и все бесплатно». Я, честно говоря, в этот момент совсем струсил, я решил, что это мое посвящение в какой-то мафиозный клан, и что дальше этот человек будет решать, как мне называть моих детей. И я не был уверен, что я готов к такому тесному типу взаимоотношений с другими мужчинами. Дальше мы с ним заключили договор, что мы совершенно бесплатно получаем эти помещения на 4 года. И, как я потом выяснил, его логика состояла в том, что у него в этом 18-ти этажном здании 13 этажей пустые. Он хотел их сдать инвесторам, крупным компаниям, банкирам, юристам и так далее. Но никто не приходил. Он понимал, что на молодых предпринимателей, которые приезжают, слетятся все его целевые клиенты плюс СМИ. Таким образом, он понял, что мы можем стать полезными для него, таким симбиотическим механизмом.

Если мы с вами проследим историю последней рецессии, то увидим, что она, в общем-то, была вызвана одним человеческим пороком — жадностью. Слишком много людей пытались выжать по максимуму из существующих цепочек создания стоимости. Американская экономика на 40% зависела от отрасли финансовых услуг. Если 40% вашего ВВП приходится на зарабатывание денег посредством денег, на генерировании денег путем задействования сложных финансовых алгоритмов, а не за счет создания каких-то осязаемых благ. В общем и дурак поймет, что экономика в опасности. Вся наша система была заточена на максимизацию той суммы, которую мы выжимаем всеми силами из существующих отраслей. И мы решили всю эту логику развернуть. И вместо этого решили пойти на какие-то первичные потери. Вместо того чтобы увеличивать те деньги, которые у нас есть, создать возможности для людей, чтобы они смогли начать зарабатывать огромные деньги. В конечном итоге, чтобы это принесло пользу и нам. Как вы понимаете, такая экосистема может существовать в любой стране мира. Поскольку порог жадности характерен для всех стран. Современные технологии позволяют проводить анализ данных на высококачественном уровне с огромной скоростью. И это позволяет нам отыскивать сейчас решение разных проблем на стыках разных дисциплин и отраслей. Я догадываюсь, что российские технологи, технологические предприниматели должны увидеть прелесть такой модели. У меня есть последний тезис касаемо глобального бизнеса. Пока мы все еще работаем на одной бостонской площадке, но у нас амбициозные планы. Может быть лет через 5 у нас будет от 10 до 30 площадок по всему миру. Представьте, что на одной из этих площадок появляется стартап, которому интересно пообщаться с юристами, которые будут понимать специфику работы какой-то чисто медицинской отрасли, например. Какой-то конкретный юрист, который хорошо рубит биотехнологическую тему и непосредственно тему борьбы с раком груди. Вполне может быть так, что в Бостоне такого специалиста нет, но он найдется, например, в Москве. Сколько бы вы ни ходили на подобные мероприятия в Бостоне, вы никогда не найдете специалиста, если его там просто нету. И на выходе у вас получится несовершенный продукт, несовершенный стартап, если вы вовремя не получили профессиональной консультации. Или может получиться так, что лучший разработчик или лучший специалист по каким-то решениям в области сетевой безопасности, или крупнейший в мире специалист по тестированию юзабилити находится в Лондоне. Создавая такую разветвленную сеть специалистов, мы сможем перешагнуть национальные, государственные границы. Современный творческий класс имеет гораздо больше общих черт. Причем, где бы они не жили. У меня с каким-то предпринимателем из Новосибирска будет больше общего, чем с владельцем какого-нибудь зоомагазина в Бостоне. Географические границы очень мало определяют. Психологический профиль человека гораздо больше определяется его профессиональными чертами. Именно поэтому должны быть возможности выстраивания такого кросс-культурного, транснационального диалога. Раньше это было сложно. Но сейчас, когда все больше и больше телекоммуникационных технологий, будь то видео конференция или Skype. Сколько нас с вами разделяет? Страшно подумать, более 10 тыс. километров. И это нам абсолютно ничего не стоит. Это если не бесплатная, то очень дешевая технология. Мы с вами можем так связываться хоть каждый день. И это прекрасная возможность пока еще практически не используемая стартапами.

Последний тезис и дальше у вас будет возможность задавать вопросы.

Нам очень важно, чтобы стартапы подавали свои заявки. Никаких ограничений нет. Мы обещаем выдавать деньги, обещаем доступ к нашим специалистам. Все наши ресурсы предоставляются нашими партнерами. Мы выполняем чисто координационную функцию и не претендуем на долю в ваших компаниях. До 11 апреля включительно вы можете подавать заявки на нашем сайте MassChallene.org Заявка стоит денег — $199,но на самом деле, поверьте, нам эти деньги не нужны. Таким образом мы просто решили отсеять тех людей, которые просто на удачу подадут заявку в надежде тоже получить денег. Более того, мы своим партнерам даем специальные коды, даем фактически возможность тем стартапам, которые проходят дальше в наш конкурс, возможность покрыть все затраты, ну или часть затрат. Такие дисконт коды есть у ряда наших партнеров, в частности, кто-то из этих партнеров работает и в России. Если вы нам каким-то другим образом докажете, что вы серьезный стартап, то тоже есть какие-то механизмы снижения этого платежа для вас. Если вы запутались, что нужно делать, вы можете написать мне по адресу contact@masschallenge.org или же спросить мои контакты у организаторов.

Теперь хочу спросить если у вас есть вопросы, вы можете их задавать по-русски.

ВОПРОС: Здравствуйте, меня зовут Валентин Избаровский, хочу задать вопрос. Хотел сначала поблагодарить за очень интересный рассказ о вашем глобальном стартапе. Вот вопрос. На ваш взгляд, если бы вы начинали свой проект на каком-то маленьком рынке, например, где-нибудь в Новосибирске, получилось бы?

Д. ХАРТОРН: Я думаю вполне возможно, хотя было бы труднее добиться успеха. Сам я родом из Массачусетса, было логичным начать работу именно здесь. Но мы понимали, что и стратегически это решение абсолютно верное. Здесь много приличных университетов. В одном только Бостоне около 400 тыс. студентов. И это не абы какие студенты, это студенты ведущих мировых университетов. Имеющие очень серьезные научно-исследовательские проекты. То есть доступ к большому количеству очень качественных стартапов. Плюс к этому есть доступ ко всем необходимым ресурсам. Есть уже сложившаяся экосистема юрфирм, венчурных фондов и так далее. Сначала конечно нужно было убедить в привлекательности нашего проекта представителей этой экосистемы. Большинство конечно отказалось. Но мы набрали достаточное количество «да» на вопрос будете ли вы участвовать в нашем проекте. Можно было смело стартовать. Для нашего проекта было очень важно начать работу именно в Массачусетсе. Добившись первого успеха, убедившись в том, что модель работает, мы теперь смело можем выходить на менее развитые стартап рынки. Для второй площадки мы скорее всего выберем очень развитый стартап рынок, очевидным решением будет Израиль. Там действительно очень много стартапов. Большая хорошая технологическая база. Лондон и Москва также подходят под все требования. Рано или поздно мы сможем выйти и на менее развитые стартап рынки. Мы посчитали, и, я думаю, посчитали совершенно верно, что нам нужно начинать в каком-то очаге предпринимательства вроде Бостона. Рано или поздно можно будет начинать работу и в Новосибирске. С нуля развивать проект в Новосибирске было бы очень трудно. По-хорошему, начинать бизнес нужно как можно ближе к нервному центру системы. Нужно проанализировать все ресурсы, которые нужны вашему проекту. И найти место, где у вас будет доступ к большинству этих ресурсов. Либо к людям, которые могут дать вам доступ к этим ресурсам. Надеюсь, что смог ответить на ваш вопрос. Следующий вопрос, пожалуйста.

ВОПРОС: Здравствуйте, меня зовут Николай. Прокомментируйте, пожалуйста, вопрос виз, разрешения на работу для российских предпринимателей. Нужно ли нам регистрировать компанию в США или можно продолжать работу российским юрлицом?

Д. ХАРТОРН: Хороший вопрос, спасибо. В первый год одним из финалистов была российская компания. И у предпринимателя были серьезные проблемы с получением визы. Причем первичное образование было связано с областью ядерной физики. Сами понимаете, с чем были связаны трудности. Наши бюрократы решили, что он едет на какую-то шпионскую миссию в Штаты. Я думаю, в других отраслях будет меньше трудностей. Не обязательно создавать бизнес в США для того, чтобы работать в нашем акселераторе. Большое количество инвесторов, юристов и компонентов этой системы будет вам подсказывать, что лучше создать бизнес в США. Поскольку у нас стабильная и дружелюбная система по отношению к стартапам юридическая и финансовая система. Тем не менее жестких требований никаких нет. То есть у россиян могут быть проблемы с визами, но вы к нам можете приехать и по туристической визе, мы же вам не будет зарплату платить, поэтому и разрешение на работу вам не нужно. И деньги вы получаете только если победите в конкурсе. Это все равно, что вы приезжаете в туристическую поездку в Штаты, а потом выигрываете в лотерее. То есть с точки зрения американских властей ситуация именно такая. Вы можете получить туристическую визу для посещения конференции. Да у нас такая специфическая конференция длинной в 3 месяца. Но вы же не обязаны это регистрировать, как деловую поездку. Я понимаю, что у россиян иногда возникают проблемы с получением даже туристических виз. Но я думаю, что эти проблемы решаемы. Даже если вы получаете 3-х месячную визу, вы можете отправиться в консульство и обновить визу. Хотя, для этого придется еще выехать из страны, не очень хорошо в этой теме к сожалению разбираюсь. Сама программа — 3 месяца. Плюс всякие довески до и после. Где-то 4 месяца суммарные временные затраты. Надеюсь, что все это в одну визу влезет. Но вы можете часть своей команды привезти на первые 2 месяца, часть на вторые. У нас большое количество юридических партнеров и мы можем напрячь их в вопросе помощи получения визы, хотя, конечно, принимать решение за американское правительство не можем.

ВОПРОС: Привет, Джон. Если у нас уже есть юридические лица в трех разных странах, вроде бы не должно быть никаких проблем. Но вот приличного cash flow (денежного потока) до сих пор нет. Мы считаемся стартапом?

Д. ХАРТОРН: Да, почему нет? Критерии отбора у нас такие: стартовый капитал меньше $500 тыс. и годовой оборот меньше $1 млн. Если вы чуть превышаете эти границы, ничего страшного. Если превышаете в несколько раз — не пустят.

ВОПРОС: Мы на самом деле даже не претендуем на $100 тыс. финального приза, но хотелось бы пообщаться с инвесторами, а там, глядишь, и больше денег с них срубим.

Д. ХАРТОРН: Да, конечно. На самом деле эти призовые никому, по сути, не важны. Это такая уловка. Ни в том смысле, что мы их не даем, мы их даем. Но это наименее важная часть нашего решения. Это, если хотите, маркетинговые расходы. Эти деньги привлекают стартапы, но все хорошо понимают, что доступ ко всем остальным ресурсам стоит гораздо больше, чем эти деньги. Участники нашей первой программы, а их набралось всего 111, они суммарно подняли $103 млн за 12 месяцев после программы. Из них только штук десять были признаны финалистами и победителями. То есть большая часть выгоды достается не в форме призовых и не только командам победителям. Конечно, финалистов больше освещают в СМИ, и приятно получить чек на сумму с несколькими нулями, но не в этом счастье.

ВОПРОС: Наш центр существует с 2003 года, мы по сути коллеги. Мы занимаемся тем же самым. Но у нас поднимается от 10 до 15 стартапов в год. При этом я бы обратил внимание на другую деталь. Здесь находится примерно 250 человек. А в Москве проживает 20 млн человек. Понятно о чем это говорит. Это те, кто будут делать, кто будет бороться, будут делать предпринимательское дело. Мне кажется, что очень многие, я это знаю по собственному опыту, не берутся за дело по одной простой причине. Их сдерживает страх. Страх сделать не правильный шаг, страх попасть в долг, страх взять кредит и его не вернуть. Это очень серьезный барьер, сковывающий инициативу и мышление. Он останавливает человека. Как вы решаете эту проблему? Второй вопрос. Вы, как я понимаю, об этом свидетельствует и сама лекция, занимаетесь налаживанием мостов предпринимательской деятельности, деловых людей. Ты очень хорошо сказал о том, что замечательно понимаешь делового человека и я как деловой человек отлично понимаю тебя. Вопрос: а можно ли рассчитывать на то, что мы вместе создадим привлекательный образ предпринимателя? Вот здесь, у нас, в России, в Москве. Не только тот, который торгует на улице сигаретами, кофе, пиво. Например, сейчас у меня один из проектов — команда очень молодых ребят, они делают мировой проект, это большой сервис в интернете. Давайте об этом подумаем. Мое предложение — сотрудничать. А 2 вопроса я задал. Спасибо.

Д. ХАРТОРН: 2 вопроса было. Первый, который касался борьбы со страхом, который преследует предпринимателей. И второй, можно ли изменить восприятие предпринимательства в России, в Москве в частности. Начинаю с первого вопроса. Это реальная беда и реально эти чувства многих останавливают. Полезно вспомнить, что большинство стартапов накрывается медным тазом. Создание собственного бизнеса - это дело, строго говоря, иррациональное. И хорошо, что люди этого боятся, это совершенно нормально. Создание собственного бизнеса для большинства людей — это большая ошибка. При этом есть большое количество талантливых, способных людей, которые могут создать бизнес и довести его до ума. Но они этого не делают, испытывая тот же страх. Это проблема, о которой вы говорите. Программа вроде нашей, которая демонстрирует все прелести успеха в предпринимательстве, как раз и призвана бороться с этим страхом. Больше того, мы вам гарантируем доступ к ресурсам. Мы пытаемся оптимизировать этот длинный процесс раскачки компании, создания бизнеса и сжать ее буквально в 3 месяца. Если вы понимаете в течение этих 3-х месяцев, что идея паршивая, что лучше не начинать — это хорошо. Здорово, что вы приходите к этому до того, как вкладываете свои и чужие деньги в этот проект. Те, кому не хватает смелости принять это решение, могут тратить годы жизни, массу денег, портя свои отношения с людьми, которые им доверяют. Они фактически создают зомби-компании. И этот страх полезен, страх создания такой зомби-компании, который, на мой взгляд, будет полезен любому предпринимателю. Хороший предприниматель должен быстро создавать компании и быстро их убивать. Мы пытаемся предложить своеобразный fast track, для быстрого создания компании, и если хотите первичный тест. Тест, который покажет, стоит вам этим бизнесом заниматься или нет. Подчеркивая успех предпринимателей, мы безусловно привлекаем новых предпринимателей. Это все равно, что какие-то национальные чемпионаты. Все видят, каких почестей удостаивают чемпионов. Все хотят им подражать и также добиться успеха. Так, что получается, что со страхом мы в принципе боремся. С другой стороны у нас есть инфраструктура, которая помогает стартапам, которая выполняет функцию своеобразной подушки безопасности. При всем при этом я считаю, что страх это полезное качество. Если вы беретесь за запуск стартапа, нужно проявлять осторожность. Есть гораздо более безопасные способы зарабатывания денег. Я люблю говорить, что создатель стартапа должен быть безумным, и под безумием я понимаю не просто энтузиазм, а действительно страсть к своему делу. Человек должен хотеть кардинально изменить какую то область: здравоохранение, СМИ или что-то еще. И идея должна быть большая и революционная. Так, что бы впервые о ней услышав, вы бы сказали, нет, ну это невозможно. Если у людей есть такая реакция, это, на мой взгляд, очень хороший признак. Поскольку, если даже при такой реакции людей вы пытаетесь тянуть это ярмо, это значит, что вам уже никто не остановит. Обычно именно такой склад характера нужен для достижения успеха. Большинство людей, которые создают проекты для того, чтобы быстро заработать пару сотен или тысяч долларов, проигрывают. Это не карты, это не казино. Создатели собственного дела могут добиться успеха, но обычно это делают те, кто занимается этим из любви к искусству, а не из любви к деньгам. Так, что сильно бороться со страхом я бы не стал. Но при этом нужно показывать товар лицом, говорить о победах и успехах и давать предпринимателям доступ ко всем необходимым им ресурсам. Давать доступ к клиентам, СМИ, инвесторам, юристам и так далее. Так, чтобы у них была возможность оценить собственные идеи. Это помогает немного минимизировать страх. Я так понял, что у вас есть собственная университетская база. Здорово если это так. Тогда вы можете привлекать студентов к проектам, где они не будут брать на себя каких-то серьезных финансовых рисков, но при этом на практике поймут, что такое создание собственного бизнеса, с какими проблемами вы сталкиваетесь. И даже если ничего не получится, ничего страшного, это студенческие годы. На этом жизнь не заканчивается.

Вторая часть вашего вопроса связана с изменением восприятия предпринимателя. Тема не простая. Важно постоянно говорить об успехах предпринимателей. И мы очень часто привлекаем внимание сообщества, широких кругов общественности к тому, что мы делаем, анонсируя нашу круглую цифру. Миллион долларов. Мы даем миллион долларов на самые революционные идеи. Даем их лучшим изобретателям. Мне неинтересны стартапы, которые посвящены созданию парикмахерской или одного ресторана. Мне кажется интересным, когда стартап ставит перед собой глобальную задачу. Создание глобального бренда, изменения всей структуры здравоохранения и так далее. И мы постоянно говорим о том, какие предприниматели интересны нашему проекту, рассчитывая, что рано или поздно только такие к нам и будут приходить. Вы, таким образом, формируете под себя сообщество, которое постоянно за вами следит, которое разделяет ваши ценности. В итоге к вам приходят предприниматели, которыми вам не стыдно гордиться и об успехах которых вам хочется рассказывать. Но вообще изменение восприятия людей — это долгая работа, требующая не одного года, а то и десятилетий. Она требует последовательной, зачастую скучной работы на одном и том же поле. Может быть и вам нужно учредить какой-то конкурс, какой-то приз. Пусть даже и нет больших денег, просто нужно правильно выбирать проекты. Чтобы ни у кого не было сомнений, что человек пришел и сделал полезное дело, а не просто денег спилил. Таким образом, вы понемногу научите общественность, что такое предпринимательство. У меня есть ощущение, что мы исчерпали отпущенный нам лимит времени. Но если вы хотите со мной пообщаться. Мои контакты есть у «Цифрового Октября». Я смогу ответить на ваши вопросы по почте. Вы так же можете написать на www.MassChallenge.org Спасибо за внимание. У меня все.

контакты

119072, Москва, Берсеневская набережная, 6, стр.3

+7 (499) 963–31–10
+7 (985) 766–19–25
do@digitaloctober.com